НАВИГАЦИЯ ПО САЙТУ

Новые статьи раздела "Интересное"
 · Типы гробниц Долины Цариц в фиванском некрополе ( 8.7.18)
 · Страна Куш ( 23.5.18)
 · Египетские саркофаги от Раннего до конца Среднего царства ( 26.1.18)
 · ПОГРЕБАЛЬНЫЕ ПАПИРУСЫ - КНИГИ ТОГО СВЕТА ( 26.1.18)

Новые статьи раздела "Открытия"
 · Ай-Ханум - эллинистический мегаполис в сердце Афганистана ( 28.5.19)
 · РАСКОПКИ В ЕГИПТЕ В НАЧАЛЕ XX ВЕКА: ПО СЛЕДАМ СКИАПАРЕЛЛИ ( 8.7.18)
 · Открытие и начало изучения фиванской Долины Цариц ( 28.5.18)
 · Происхождение названия Долины Цариц в Фивах ( 28.5.18)
 · ЭРНЕСТО СКИАПАРЕЛЛИ И ИТАЛЬЯНСКАЯ АРХЕОЛОГИЧЕСКАЯ МИССИЯ В ДОЛИНЕ ЦАРИЦ ( 18.4.18)

Статистика

Ай-Ханум - эллинистический мегаполис в сердце Афганистана
Опубликовано: admin, Дата: 28/5/2019, Рейтинг:  Оценить эту статью 

Александр Македонский вошел в историю как освободитель греческих городов Малой Азии, как завоеватель Египта и победитель Дария III, последнего правителя Персидской империи. Не столь известно, что, завоевывая древнеперсидское царство, он прошел на восток до Центральной Азии, в результате чего в долине Окса (нынешней Аму-Дарьи) возникло эллинистическое государство.

В третьем и втором веках до нашей эры этот аванпост греческой цивилизации подчинял себе области, расположенные в настоящее время на территории Таджикистана и Узбекистана, а также Афганистана и Пакистана. Однако, кроме множества монет, которые свидетельствуют о сменявших друг друга греческих монархах, от этой цивилизации греческих колонистов, казалось, не сохранилось ничего. Некоторые ученые даже придумали для нее термин «греко-бактрийский мираж».
Конец такому скептическому отношению к эллинистической Бактрии положили раскопки древнего города в Афганистане. Пятнадцатилетние изыскания французской археологической экспедиции в Ай-Хануме, раскопки остатков древнего города показали, что на протяжении двух столетий на берегах Окса, в 5 тысячах километров от колыбели греческой цивилизации, действительно процветало греческое государство.
Из горстки фактов, почерпнутых из упоминаний об этом центрально-азиатском государстве в исторических источниках, известно, что до греческого завоевания оно было пограничной персидской провинцией. Через двадцать лет после смерти Александра Македонского эта часть его бывшей империи, простиравшаяся от Сирии до Гиндукуша и включавшая пограничную провинцию Бактрию, перешла под власть Селевка, соратника покойного завоевателя.

Из «тысячи городов», которыми славилась Бактрия, найден пока только Ай-Ханум. Его основал либо сам Александр, либо — несколько позже — Селевк, который в 305 г. до н.э. принял титул царя.
В течение следующих пятидесяти лет Бактрия под властью Селевкидов сохраняла тесную связь с миром Средиземноморья. Приток поселенцев не только умножил греческое население провинции, но и усилил эллинистические компоненты ее культуры.

Около 250 г. до н.э., когда Селевкиды были заняты борьбой с соперниками на западе, Бактрия потихоньку отделилась и стала независимым царством.
Вначале греко-бактрийское государство ограничивалось- территориями по Оксу, но позже оно распространило свои границы к югу и в конце концов присоединило плодородные земли в верховьях долины Инда.
Хотя расширившееся таким образом эллинистическое государство процветало, ему постоянно угрожали кочевники, обитавшие у его северных пределов. Примерно в 145 г. до н.э. вторгшиеся кочевники изгнали греков из Ай-Ханума, и к 100 г. до н.э. вся эллинистическая Центральная Азия оказалась в руках новых завоевателей.

Греческие поселения в верховьях Инда продержались еще несколько десятилетий, но затем пали и они. Таков был конец самого восточного крыла эллинизма.

Развалины Ай-Ханума находятся на левом берегу Окса, у восточного края долины в среднем течении этой реки. Тут река прощается с горами и течет по первой относительно большой равнине, где в нее впадает река Кокча. Эта местность расположена далеко от наиболее известных переправ через Окс, а также от великого караванного пути в Индию, но она вполне подходит для военного аванпоста.
Размещенный здесь гарнизон мог контролировать восточные пределы Бактрии и преграждать дорогу возможным захватчикам, которые решили бы двинуться на юг по берегу левого притока Окса выше по течению от города.

Равнина, простирающаяся по левому притоку Окса выше Ай-Ханума, имеет в ширину примерно 10 км, а в длину 35 км. Ее плодородные богатые лёссом земли, покрытые сетью оросительных каналов, использовались еще до основания города.

А близость гор, куда можно было летом перегонять стада на новые пастбища, обеспечивала прекрасные условия для скотоводства, которым местные жители занимаются и по сей день. Горы, кроме того, изобилуют минералами. Например, копи в верхнем течении Кокчи были богатым источником драгоценной ляпис-лазури.

Треугольник, образуемый слиянием Окса и Кокчи, отвечал всем требованиям греческих зодчих: естественный акрополь, возвышающийся над окружающей местностью метров на 60, охраняет подступы с востока, а крутые обрывы над обеими реками оберегают на юге и на западе этот участок, протянувшийся километра на два с юга на север и на полтора с востока на запад.
Переселенцы усилили эти естественные укрепления, окружив город стеной, тянувшейся по берегам обеих рек и поднимавшейся по склону акрополя. Вдоль северной окраины нижнего города, лишенной естественной защиты, стена была особенно мошной. Сложенная из необожженного кирпича, она достигала в высоту более 10 метров при толщине 6 — 8 метров. Массивные прямоугольные башни выдавались еще на 10 метров.

Перед этой частью стены был ров с отвесными стенками, мешавший придвинуть к ней осадные машины. И наконец, в юго-восточном углу акрополя находилась небольшая, но в буквальном смысле слова неприступная цитадель размером 100 на 150 метров. С двух сторон ее защищал 80-метровый отвесный обрыв к Кокче, а с третьей — глубокий ров.
Жилые кварталы города и большинство общественных зданий располагались на нижней части территории; она была не так открыта ветрам, как акрополь, а из каналов на равнине туда легко было доставить воду. Нижний город строился вокруг дворца — комплекса монументальных зданий, в которых размещался административный аппарат города. Для того чтобы эти здания могли занять все удобное для застройки пространство, главную улицу провели по уступу у подножья акрополя.

Эта улица шла от ворот в северной стене города до обрыва над Кокчей на юге. Благодаря такому расположению дворцовые здания смогли занять в южной части города участок размером 250 на
350 м. От дворца к главной улице вела изогнутая дорога. На их стыке стояли массивные укрепленные ворота с колоннадами.

При постройке дворца греческие архитекторы взяли за образец резиденции персидских царей, которые им довелось увидеть во время завоевательных походов и которые были несвойственны собственно греческой архитектуре.

Подобно дворцу Дария в Сузах, дворец в Ай-Хануме выполнял одновременно три функции: в нем размещались государственные учреждения, жилые покои и сокровищница.

Большой парадный двор, обрамленный четырьмя портиками по 118 колонн с коринфскими капителями, имел размеры 137 на 108 м. За портиками на южной стороне двора вестибюль с тремя рядами колонн вел в самое сердце дворца.
В юго-восточном углу дворцового комплекса располагались административные здания, наиболее интересным из которых было квадратное строение со стороной, равной 52 м. Внутри пересекающиеся под прямым углом коридоры разделяли его на две симметричные группы комнат.

В восточной части здания находились два приемных зала, стены которых были украшены деревянными пилястрами. В западной части соответствующие помещения были, по-видимому, заняты канцеляриями. Небольшой двор с портиками из 60 колонн, построенный у западной границы дворцового комплекса, был рассчитан на менее официальную обстановку.
Юго-западную часть комплекса занимали три жилых здания. Их легко отличить от остальных строений, поскольку в каждом, кроме помещений для слуг, были ванные комнаты и передний дворик. Кладовые, построенные вокруг центрального дворика в западной части комплекса, служили сокровищницей.

Планировка ее подсказана не эллинистической архитектурой. Найденные там сосуды и остатки их содержимого — жемчужины, неполированные и полированные куски агата, оникса, сердоликов, гранатов, ляпис-лазури, бериллов и горного хрусталя — указывают, что эти кладовые выполняли функцию сокровищницы.
Такой величественный ансамбль, занимающий почти 90000 квадратных метров, как-то не вяжется с представлением о глухой отдаленной провинции. Его размеры подкрепляют предположение, что это был царский дворец. Значит, Ай-Ханум был самостоятельной столицей и играл в восточной части Бактрии ту же роль, какая принадлежала знаменитому городу Бактры на западе страны.

Подтверждается это и находкой бронзовых дисков, предназначавшихся для чеканки монет.
Они указывают, что Ай-Ханум имел собственный монетный двор, а это уже прерогатива царей.

Кто там правил? Есть основания полагать, что последним владыкой был известный в истории царь Евкратид (170 — 145 гг. до н.э.), который совершил несколько победоносных походов в северо-западную часть Индии.
В таком случае сокровищница Ай-Ханума должна была некогда хранить груды индийских монет и другую ценную военную добычу.
Свидетельством в пользу такого заключения служат несколько ваз, уцелевших в кладовых сокровищницы. Теперь они пусты, но сделанные чернилами греческие надписи на них показывают, что когда-то сюда ссыпали индийские и греческие монеты, после того как монеты эти были сосчитаны и число их записано в соответствующих документах.

Вполне возможно, что Ай-Ханум — это именно тот город, которому Евкратид дал в свою честь новое название — Евкратидея (название это сохранилось в трудах древних авторов).
Как бы то ни было, дворец и его грандиозные украшения показывают нам главные черты греко-бактрийской архитектуры — в том числе стены из кирпича-сырца (причем нижние ряды кладки иногда состоят из обожженного кирпича), равномерно покрытые слоем глины и выбеленные.

Плоские крыши зданий носят типично восточный характер. Колоссальные размеры дворца, его строго геометрический план и приверженность архитектора к симметрии — все вместе взятое создает ощущение несомненного, хотя и холодного, величия.
Значение Ай-Ханума подтверждается и характером других общественных зданий города. Особого внимания заслуживают три из них. Во-первых, гимнасий на берегу Окса. Надпись гласит, что, как было в обычае в Греции, этот центр обучения и физических тренировок находился под покровительством Гермеса и Геракла. Главное строение представляло собой квадрат со стороной 100 метров, и было по планировке типично греческим — ряд комнат и портиков вокруг центрального двора.

В то же время, как размеры, так и строжайшая симметрия всех четырех сторон, каждая из которых имеет портал с колоннами и две длинные комнаты по бокам, демонстрируют подлинно греко-бактрийские новшества.
Второе внушительное сооружение, так-же типично греческое по планировке, — театр на внутреннем склоне акрополя. Его 35 ярусов развертываются веером по полукругу с радиусом 42 м, а его вместимость, как полагают, около 6 тысяч зрителей, превосходит вместимость театра в Вавилоне — пока единственного другого театра эллинистического периода, обнаруженного на Среднем Востоке.

Легкое восточное влияние заметно и в этом сугубо греческом учреждении: в середине амфитеатра находились три просторные ложи — несомненно, почетные места, каких театры Греции практически не знали.
Третье из примечательных зданий, в отличие от первых двух, ничем не обязано эллинизму. Это арсенал — прямоугольное строение на главной улице города. В длину оно имело около 140 м, в ширину — около 100 м и состояло главным образом из ряда длинных кладовых, выходивших на большой центральный двор.
Лучший жилой квартал города располагался в месте слияния двух рек. Дома были таких внушительных размеров, что на этом обширном участке их могло разместиться не более пятидесяти.

Они строились с равным интервалом вдоль параллельных улиц, протянувшихся с востока на запад. Каждый дом был обращен фасадом на север, каждый имел портал с колоннами и передний двор и каждый занимал площадь размером 65 на 35 метров.

Если традиционный греческий дом планировался вокруг центрального двора, то в
этих жилищах знати главным помещением был приемный зал. Он отделялся от остальных комнат, и особенно от помещений для слуг, подковообразной галереей. Двор, более уже не занимавший центрального положения, открывал доступ в зал, но не в рабочие помещения.
Элита Ай-Ханума, по-видимому, гордилась своими домашними банями, состоявшими из двух или, чаще, из трех помещений с оштукатуренными и выкрашенными красной краской стенами, с полами из каменных плит или цементными с мозаикой из гальки. Полы в остальных комнатах были земляные.

Первое из трех помещений служило раздевальней. Второе — собственно баня. Ничего похожего на ванную там не было - на моющегося просто лили воду из большого сосуда. Воду, и холодную и горячую, приносили из третьего помещения. Нагревалась вода на печке в примыкавшей к нему кухне.
По греческому обычаю, покойников, как правило, хоронили за городскими стенами. У элиты были семейные мавзолеи со множеством склепов по сторонам центрального прохода. Колонистам, однако, был знаком и другой греческий обычай, согласно которому лиц, оказавших городу важную услугу, хоронили в пределах его стен.

Это отличие было даровано двум гражданам, и их гробницы, небольшие копии храмов, находились неподалеку от входа во дворец. Более поздняя и более внушительная из них была со всех сторон окружена рядами каменных колонн.

В более ранней и более скромной гробнице, фасад которой некогда украшали две простые деревянные колонны, был погребен некий Киней, один из отцов — основателей города. Перед ее порталом стояла каменная стела. Верхняя часть стелы исчезла, но на ее базе сохранились последние 5 из 130 изречений, начертанных в дельфийском храме Аполлона. Они формулируют добродетели идеального грека. «В детстве, — гласят эти изречения, — научись благопристойным манерам; в юности научись управлять своими страстями; в зрелости научись справедливости; в старости научись быть мудрым советчиком; умри без сожалений».

На исчезнувшей части стелы предположительно были вырезаны остальные изречения. Такая демонстрация их на столь почетном месте служит поразительным свидетельством того, насколько колонисты желали сохранить верность своему древнему наследию.
В развалинах Ай-Ханума есть и другие доказательства этого желания.
Например, при всей малочисленности найденных надписей они показывают, что поселенцы на протяжении всего двухсотлетнего их пребывания в Центральной Азии продолжали говорить и писать на правильном греческом языке. Даже в обоих типах использовавшегося письма - орнаментальном и скорописи — проявляется та же последовательность развития, что и на памятниках в самой Греции.
Другой пример этой преемственности культурных традиций был обнаружен в одной из кладовых сокровищницы, где, по-видимому, находилась библиотека.
Некоторые папирусы как будто ускользнули от внимания завоевателей-кочевников. Хотя сами рукописи давным-давно превратились в пыль, чернила их строк кое-где отпечатались на земляном полу, что дало возможность расшифровать обрывки текстов. Они оказались частью текстов философского трактата из школы Аристотеля и фрагментами греческой поэмы.

Таким образом, мы можем заключить, что обитатели дворца в лучших традициях эллинистической элиты читали философские труды и художественные произведения.
Эта находка подтверждает слова Плутарха, жившего несколько веков спустя, что после азиатского похода Александра обитатели восточных стран — по крайней мере правящая аристократия — читали Гомера, а их дети декламировали трагедии Софокла и Еврипида. Во всяком случае, украшающая фонтан маска раба-повара, персонажа греческих комедий, наводит на мысль, что пьесы, исполнявшиеся в театре Ай-Ханума, принадлежали к греческому репертуару.
Из этого вовсе не следует, что все обитатели города были греческими поселенцами или их потомками. Многие имена в надписях греческие, но некоторые (например, Лисаний) типичны для Македонии, а еще некоторые — для других областей северной Греции, вроде имен Трибалла и того самого Кинея, чья гробница располагалась возле дворца.

Среди писцов, работавших во дворце, были люди, носившие имена местного происхождения. Так, двое из них, Оксебок и Оксабаз, были названы в честь божества местной реки Окс. Очевидно, новые хозяева Бактрии сочли разумным сохранить местных чиновников, вымуштрованных бывшими правителями провинции.

Можно с уверенностью предположить, что, то же, относилось и к людям более низких сословий. Многочисленные убогие однокомнатные жилища на акрополе могли принадлежать местным уроженцам, которым запрещалось селиться в нижнем городе.

В изобразительном искусстве колонисты сохраняли традиционные греческие вкусы, более того, они придерживались устаревшего классического стиля.

Например, мозаика выкладывалась из гальки, а не из отесанных каменных квадратиков, характерных более позднему стилю. Галька располагалась со значительными промежутками, причем чаще всего красноватые камешки составляли фон, а из белых складывались фигуры. В некоторых случаях для выразительности добавлялась черная галька. Мотивы мозаик были традиционными — цветы, дельфины, морские коньки и морские чудища. Изображались эти фигуры плоско, без малейшей попытки создать ощущение объема или пространства.

То же можно сказать и о небольших скульптурных изображениях, которые удалось найти: женщина, опирающаяся на колонну, мужчина с венком из листьев на голове, барельеф юноши с накинутым на плечи плащом. Работа превосходна, но художественный подход традиционен.

Тем не менее, греко-бактрийским скульпторам следует отдать должное за одно новшество. Создавая большие статуи или настенные барельефы, они использовали прием, в Греции почти неизвестный: сначала возводили каркас из деревянных палок или свинцовых стержней, а затем покрывали его глиной или гипсом так, что получалась желаемая фигура.

Более заметно влияние Востока в культовых фигурах. Таковы, например, фигурки богинь, сделанные из терракоты или вырезанные из слоновой кости, - либо в одеждах и драгоценностях, либо обнаженных с весьма пышными формами.

Позолоченное серебряное блюдо с изображением религиозной сцены также выявляет местные влияния: Кибела, греческая богиня природы, едет в запряженной львами колеснице, которой управляет еще одна традиционная греческая фигура — крылатая богиня победы.

Изображены также два жреца, а в небе сияют солнце (антропоморфная фигура Гелиоса), луна и звезды. Иконографические элементы почти все греческие, но выполнил их художник в соответствии с восточными канонами. Композиция плоская, без малейших намеков на перспективу, а фигуры показаны либо анфас, либо в профиль.

Хотя официальные божества Бактрии — например, те, которые изображались на монетах — принадлежат греческому пантеону, три обнаруженные в Ай-Хануме храма не имеют в себе ничего греческого. Главный храм, построенный чуть в стороне от главной улицы, неподалеку от дворца, представляет собой массивное квадратное здание на высоком трехступенчатом подиуме. Наружная стена украшена нишами, а широкий вестибюль ведет к небольшому помещению, в котором некогда стояла статуя божества. По сторонам этого помещения располагаются две узкие камеры.

Архитектура эта ни в чем не отражает греческую традицию. Подиум взят из персидских и центрально-азиатских образцов. План здания и его внешние украшения заимствованы из тех же двух источников и из Месопотамии. Сосуды для возлияний, зарытые у основания подиума, свидетельствуют о том, что ритуалы, исполнявшиеся в этом храме, не были эллинистическими. Хотя сохранилось несколько обломков культовой статуи, их слишком мало, чтобы определить, была ли это мужская или женская фигура. Отбитая ступня обута в греческую сандалию, так что этот бог(или богиня) мог иметь греческую внешность, но природа его, хотя бы отчасти, была, по всей вероятности, восточной.

Второй храм стоит за городской стеной неподалеку от северных ворот. Он очень похож на первый с той разницей, что вестибюль вел не к одному, а к трем культовым помещениям и не имел крыши.

Третий храм также не эллинистический. Он представляет собой большую ступенчатую площадку в юго-восточном углу акрополя. Согласно греческим источникам, персы совершали богослужения под открытым небом на возвышенностях; это культовое сооружение на акрополе соответствует такой средне-восточной модели.

После того как мы впервые отправились в Ай-Ханум в 1965 г., наши представления о том, что там можно найти, за пятнадцать лет раскопок претерпели радикальные изменения. Никто не рассчитывал найти в этом глухом уголке Центральной Азии город, который, несомненно, был богатой и могущественной столицей. Никто не предполагал, что греческие поселенцы, с одной стороны, почти во всех отношениях столь упорно хранили верность эллинистической культуре, а с другой — безоговорочно приняли восточные обычаи в архитектуре и религиозных обрядах.

Теперь накапливается все больше и больше очень серьезных данных о культуре до эллинистической Центральной Азии — например, благодаря открытиям в Алтыне (Советский Союз). Эти находки подкрепляют основной вывод, к которому учёные пришли в исследованиях Ай-Ханумы. А именно: когда греки появились в тех краях, там уже существовала высокоразвитая городская цивилизация с древними традициями монументальной архитектуры. И греческие колонисты на берегах Окса, прилагая всяческие усилия, чтобы сохранить свое культурное родство с греческим миром, одновременно готовы были воспринять уроки, полученные от местной цивилизации.
[ Вернуться в раздел Экспедиции, учёные, открыватели и исследователи | Вернуться в главный раздел ] Страница для печати Послать эту статью другу

ПОИСК ПО САЙТУ

Вход на сайт
Ник

Пароль


Забыли пароль?

Нет учетной записи?
Зарегистрируйтесь!

Новые публикации
 · Сладкая выпечка из тигрового ореха (чуфы) - любимый десерт визиря времён Аменхотепа. ( 18.1.19)
 · ВАВИЛОНСКИЕ ЛЕКАРИ 1 ТЫСЯЧЕЛЕТИЯ ДО н.э ( 23.5.18)
 · Зачатки искусства в Египте.Тинисское искусство. ( 20.5.18)
 · Саркофаги ⅩⅤⅠⅠ - ⅩⅩⅡ династий. ( 3.2.18)
 · Металлургия в Древнем Египте. Часть 2 ( 28.1.18)
 · ПОЛОЖЕНИЕ НЕЗАМУЖНЕЙ ЖЕНЩИНЫ В ДРЕВНЕМ ЕГИПТЕ ( 8.1.18)
 · Культ кошек в Древнем Египте ( 5.2.17)
 · Храмовое строительство в эпоху ранней Республики в Древнем Риме. ( 15.5.16)
 · Особенности медицины и стоматологии в Древнем Египте. ( 25.4.16)
 · КОРОНАЦИИ ХАТШЕПСУТ И ТУТМОСА ТРЕТЬЕГО. АНАЛИЗ ПОЛИТИЧЕСКОГО МИФА ( 4.10.15)
 · ГРЕЧЕСКИЙ КЕРАМИЧЕСКИЙ ИМПОРТ VI в. ДО н.э. В ГИЗЕ ( 28.8.15)
 · Металлургия в Древнем Египте. Часть 1 ( 21.8.15)
 · ТРАКТИРЫ (ТАВЕРНЫ) В ДРЕВНЕМ МИРЕ. Часть 2 ( 18.8.15)
 · СОБСТВЕННОСТЬ И ДОЛЖНОСТНОЕ ВЛАДЕНИЕ В ДРЕВНЕМ ЕГИПТЕ. Часть 2 ( 14.8.15)
 · ТРАКТИРЫ (ТАВЕРНЫ) В ДРЕВНЕМ МИРЕ. Часть 1 ( 13.8.15)