НАВИГАЦИЯ ПО САЙТУ

Новые статьи раздела "Интересное"
 · Страна Куш ( 24.5.18)
 · Египетские саркофаги от Раннего до конца Среднего царства ( 26.1.18)
 · ПОГРЕБАЛЬНЫЕ ПАПИРУСЫ - КНИГИ ТОГО СВЕТА ( 26.1.18)

Новые статьи раздела "Открытия"
 · Открытие и начало изучения фиванской Долины Цариц ( 28.5.18)
 · Происхождение названия Долины Цариц в Фивах ( 28.5.18)
 · ЭРНЕСТО СКИАПАРЕЛЛИ И ИТАЛЬЯНСКАЯ АРХЕОЛОГИЧЕСКАЯ МИССИЯ В ДОЛИНЕ ЦАРИЦ ( 19.4.18)

Статистика


Отношение к животным в Древнем Египте
Отношение к животным в Древнем Египте (1)
Архитектура и строительство
Архитектура и строительство (1)
Армия в Древнем Египте
Армия в Древнем Египте (0)
Дети, педагогика и воспитание
Дети, педагогика и воспитание (0)
Династии фараонов Древнего Египта
Династии фараонов Древнего Египта (0)
Этнический состав и разделение
Этнический состав и разделение (0)
Гендерные вопросы в Древнем Египте
Гендерные вопросы в Древнем Египте (1)
Художественное искусство и цвет
Художественное искусство и цвет (0)
Спорт, игры и развлечения
Спорт, игры и развлечения (0)
Техника, технологии и изобретения
Техника, технологии и изобретения (2)
Ювелирное искусство Древнего Египта
Ювелирное искусство Древнего Египта (0)
Кухня и кулинария Древнего Египта
Кухня и кулинария Древнего Египта (0)
Культура, литература и эпос
Культура, литература и эпос (1)
Медицина в Древнем Египте
Медицина в Древнем Египте (2)
Музыка и танцы в Древнем Египте
Музыка и танцы в Древнем Египте (0)
Наука и образование в Древнем Египте
Наука и образование в Древнем Египте (0)
Письменность и язык Древнего Египта
Письменность и язык Древнего Египта (0)
Политика в Древнем Египте
Политика в Древнем Египте (0)
Праздники и торжества в Древнем Египте
Праздники и торжества в Древнем Египте (1)
Психология и верования Древних египтян
Психология и верования Древних египтян (0)
Путешествия и судоходство
Путешествия и судоходство (1)
Религия и культы Древнего Египта
Религия и культы Древнего Египта (0)
Одежда, обувь,предметы обихода и ремёсла
Одежда, обувь,предметы обихода и ремёсла (0)
Сельское хозяйство Древнего Египта
Сельское хозяйство Древнего Египта (0)
Семейные и социальные отношения
Семейные и социальные отношения (0)
Смерть и похороны
Смерть и похороны (1)
Общественное устройство и суды
Общественное устройство и суды (2)
Торговля, обмен и сфера услуг
Торговля, обмен и сфера услуг (2)
Транспорт и коммуникации
Транспорт и коммуникации (0)


Всего статей в разделе: 15

  

8.1.18 01:39 | ПОЛОЖЕНИЕ НЕЗАМУЖНЕЙ ЖЕНЩИНЫ В ДРЕВНЕМ ЕГИПТЕ
Раздел: Гендерные вопросы в Древнем Египте | Автор: admin | Рейтинг: 0.00 (0) Оценить | Хитов 165

На примере арамеоязычного населения юга Египта. Под «арамеоязычным населением» мы подразумеваем представителей различных этнических групп, которые в повседневной жизни пользовались арамейским языком. По распоряжению саисских, а затем и ахеменидских правителей отдельные представители этой части населения для выполнения возложенных на них обязанностей направлялись в различные районы Египта. На местах им выделялось жилье и выплачивалось жалованье. Обычно служилые люди прибывали к месту службы вместе с членами своих семей (женами, детьми, престарелыми родителями).

 

В арамейских юридических документах среди них часто упоминаются арамеи и иудеи. Совместное проживание, выполнение общих профессиональных обязанностей, смешанные браки - все это способствовало формированию общих мировоззренческих представлений и общественных институтов. В зарубежной историографии эта группа населения, имевшая сходные этнокультурные корни и исторические судьбы, рассматривается как «jewih-aramean communities».

 

Положение незамужней женщины рассматриваемой этнической группы в позднем Египте до сих пор не являлось предметом специального рассмотрения.

 

Вместе с тем, к настоящему времени издано большое количество документов на позднеиератическом, демотическом, арамейском языках, которые составляли основу семейных архивов. Хронологически они датируются эпохой позднего Египта (664-332 гг. до н.э.). В центре внимания исследователей постоянно находится анализ сходных по языку семейных архивов и переиздание ранее опубликованных и заново прочитанных текстов.

 

Тексты семейных архивов характеризуют положение женщин в период их нахождения под опекой родителей, в замужестве, вдовстве и после оформления развода. Как видно из крупных семейных архивов арамео-язычного населения юга Египта, женщины в силу обстоятельств могли доминировать в своей семейной организации. Сведения, почерпнутые из архива Мибтахийи, дочери солдата южно-египетского гарнизона (471-410 гг. до н.э.) и архива Ананийя, служителя бога Йахо (Йахве) в военной крепости на острове Элефантина (451-402 гг. до н.э.), Сопоставленные с другими аналогичными арамейскими документами юга Египта, они позволяют проследить материальное положение и правовой статус женщин.



Различные источники зафиксировали присутствие на юге Египта большой группы арамеоязычного населения к в. до н.э.  Их появление исследователи связывают с изменением политической ситуации в самом
Египте, когда новым правителям необходимы были преданные им, а не местной знати служилые люди.


Судя по данным патронимии, в
V в. до н.э. на юге Египта проживало уже третье или четвертое поколение этих переселенцев, чьи предки являлись выходцами из различных областей Восточного Средиземноморья и Верхней Месопотамии. Местная администрация сама решала, где эта категория служилых людей вместе с членами их семей должна компактно проживать.

В эпоху Нового царства, судя по письменным источникам и изображениям в храмах и частных погребениях, чужеземец по своему правовому статусу ассоциировался с зависимым лицом. Большие группы населения, часто одного и того же этноса, принудительно привлекались к работам на пустующих землях, которые , в соответствующих земельных кадастрах, числились за государством.


В Ⅴ в. до н.э. В бытовом отношении эти потомки пришлого населения уже мало, чем отличались от коренного населения. На протяжении правления саисских фараонов соответствующие службы контролировали деятельность профессиональных солдат, искусных ремесленников и строителей, мореплавателей из числа переселенцев. Существовавшая правовая база в виде законов и постановлений правителей Египта позволяла

чужеземцу сохранять статус свободного человека, придерживаться привычек и обычаев своей далекой родины.

При Ахеменидах на юге Египта жили потомки так называемого «иудейского войска». Они выполняли функции солдат и работников хозяйственных ведомств в округе Тшетрес (юг Фиваиды).

Еще саисские правители позволили им построить в военной крепости храм в честь иудейского божества Йахо. Поклонники Йахо к концу
V в. до н.э. сформировали конфессиональную иудейскую группу/общину с элементами самоуправления. Выборные руководители в основной своей массе являлись потомками иерусалимских знатных жреческих семей. Эта община в Египте не была признана ахеменидской администрацией, ибо не имела местных корней, поэтому в официальной переписке ее члены ссылались на принадлежность к  «войску/гарнизону», т.е. к воинскому сословию, пользующемуся в Египте рядом льгот.

В отличие от египетских военных, неегиптяне в позднем Египте не получали служебных земельных наделов в размере 12 арур (1 египетская apypa была равна 100 земельным локтям, что примерно равняелось 2735 метрам квадратным ) в пожизненное пользование с правом передачи их своим детям, а лишь натуральную
и денежную оплату и жилье. Мужчины несли воинскую службу в составе одного из реформированных при Ахеменидах египетских воинских подразделений (dglyn/dg\n). Солдаты южноегипетского гарнизона проживали и несли службу в Асуане, где находилась ставка командира гарнизона, гражданские органы власти и суд.


Город Асуан (Сиена) и остров Элефантина в рассматриваемое время входили в «
mdynt Tštrs», которая на севере граничила с «mdynt N'».  Административное деление Египта не совсем совпадало с военным. Военное руководство южноегипетских гарнизонных частей располагалось в Эдфу.

В начале
IV в. до н.э. делегация «иудейского войска» (мужчины и женщины) была направлена в Фивы, чтобы получить разрешение на восстановление в элефантинской крепости храма Иахо. Ясно, что на протяжении всего времени господства в Египте персов происходили изменения в административно-хозяйственной структуре египетской сатрапии.

Из египетских источников (например,
dem. р. Ryl. 9) известно, что южная часть Египта обозначалась термином Р3 t3-rsj (ср. акк. Раturisi; древнеевр. Раts). В настоящее время не представляется возможным определить, в какое время произошла административно-территориальная реформа, в результате которой эта область была разделена на«mdynt Tštrs» и«mdynt N'». В повседневном же обиходе существовало деление на Верхний и Нижний Египет ('Iyt'  и 'wthуt'), а совсем южная часть обозначалась как «земля Патрос».


На острове Элефантина в военной крепости, где хранились запасы продовольствия, многими жилыми постройками и небольшими участками земли владели ветераны и женщины, чьих отцов и мужей уже не было в живых. Рядом с ними аналогичными постройками владели египтяне, которые были заняты в хозяйственных ведомствах или работали в храмовом комплексе египетского бога Хнума. Ранее значительные площади земли о-ва Элефантины принадлежали египетскому храму Хнума (культовые постройки, хранилища, жилые дома обслуживающего персонала). В саисскую эпоху храмовое хозяйство Хнума пришло в упадок. Создавая укрепленную крепость, саисские правители передавали участки земли на островеве Элефантина в распоряжение прибывавших на юг солдат из числа переселенцев. Аналогичную политику продолжили и Ахемениды.

Процесс перехода этих земель к новым владельцам (солдатам) не всегда сопровождался составлением соответствующих письменных документов. Поэтому арамейские документы фиксируют права владения этими участками отдельными семьями часто лишь при оформлении вторичных сделок с недвижимостью. В этих сделках стали принимать участие и члены семей иранцев, по долгу службы оказавшиеся в этом отдаленном районе Ахеменидской империи.

Дочь или сестра солдата могла выйти замуж за представителя другой профессиональной или конфессиональной группы, но со временем кто-то из наследников (сын или внук) поступал на воинскую службу. Женщины, чтившие божественный пантеон во главе с Йахо, имели по крайней мере моральное право причислять себя к «иудейскому войску». В случае смерти владельца дома одинокие женщины могли надеяться на помощь своей семейной организации, общины и местной администрации. Члены «иудейского войска» объединялись в «сотни» и воинские формирования («dgln/dglyn»).

В ахеменидскую эпоху оплата в виде продовольственных пайков членам «сотен» сохранилась. Чаще всего в них входило только гражданское население.

Члены воинских формирований оплату получали не только продуктами питания, но и серебром.

Получая в полном объеме оплату, домовладыка (солдат или работник хозяйственного ведомства) мог прокормить семью из четырех человек. Сложнее складывалась ситуация в случае его смерти. Лишь только проанализировав некоторые из арамейских документов, в которых на конкретных примерах разбирается ситуация с оказанием помощи, можно говорить об истинном положении, в котором оказывались одинокие женщины, потерявшие своих кормильцев. Как правило, члены семей солдат не располагали необходимыми материальными средствами, а наследуемое имущество было небольшим.


Сохранился один арамейский юридический документ, датируемый концом V в. до н.э. Он позволяет хотя бы в общих чертах представить ситуацию с материальным положением одиноких женщин и тем, как складывались
отношения между наследниками. Это документ об отказе, который написала Миптахийя, дочь Гамарийи для Исивери, своей сестре.


Контрагентами в рассматриваемом документе выступают две женщины, Миптахийя (M
ptḫyh) и Исивери (iswry), которые возглавляли свои малые семейные организации. Из самого содержания можно сделать вывод, что у
них не было мужей и детей. Обе они являлись дочерьми умершего солдата местного гарнизона Гамарийи (Gmryh) и его наследницами. О матери этих женщин сведений мы не имеем. Эти две женщины жили в элефантинском поселении, где и был составлен рассматриваемый документ.


Существование в позднем Египте специального документа (spr mrḥq), регламентирующего практику временного отторжения собственности, каких-либо видов вознаграждения или льгот в пределах одной семейной организации, свидетельствует о развитости правовых институтов. Сохранив за собой после смерти отца право на часть жалованья (ptp'), старшая сестра временно это право переуступила своей младшей сестре. Юридическое оформление подобного общесемейного соглашения произошло уже после того, как в этой договоренности отпала необходимость. Можно предположить, что эти женщины продолжали жить в доме отца, но вели свои дела самостоятельно.

Обе эти женщины принадлежали к большесемейной организации потомков иудейских наемников, представители которой более ста лет жили и работали в Египте. Анализ арамейских документов V - начала IV в. до н.э. свидетельствует о том, что таких семей на юге Египта было немного. Письменные источники подтверждают присутствие в этом районе представителей четырех возрастных групп арамеоязычного населения. Деятельность первой охватывает 500-475 гг. до н.э., второй - 475-450 гг. до н.э., третьей - 450-425 гг. до н.э., четвертой - 425-400 гг. до н.э.

В состав «иудейского войска» входило около 140 глав малых семейных организаций, почитавших Йахо и других божеств, составлявших соответствующие пантеоны. Малая семья могла насчитывать от одного до четырех человек. Типичная малая семья жителя элефантинской крепости состояла из домовладыки, его жены и двоих детей обоего пола. Такая семья входила в большесемейную структуру, насчитывавшую до 16 человек различного возраста и пола.

Мы располагаем сведениями, которые позволяют восстановить генеалогию нескольких арамеоязычных семей юга Египта, имеющую непосредственное отношение к Миптахийи и ее сестре Исивери.

Миптахийя (
Mpḥyh). В арамейских текстах юга Египта встречаются следующие написания этого имени: Mbṭḥ, Mbṭḥyh, Mpṭḥ-, Мр
уh-, Mpṭḥyh -, Mṭḥyh-, Mpyh. В основе их - теофорный элемент -yh и причастная форма от глагола btḥ-«уповать, надеяться, полагаться».

Больше всего сведений мы имеем о женщине Мибтахийе/Миптахийе. Жизнь и быт этой женщины и двух ее сыновей (Йедонийи и Махсейи) нашли отражение в юридических документах, датируемых 471-420 гг. до н.э. Дважды она вступала в брак с мужчинами, носившими египетские имена в арамейской передаче: арам. 'shwr (егип. Ns-Ḥr(-w), 'Is-Ḥr(-w) и арам. Ру' (егип. Рзtз, Рi-з).

Как мы и предположили, в силу отдаленного родства и тенденции к сохранению в семейных организациях памяти о предках в двух семейных организациях (Махсейи и Гамарийи) женщины носили имяMpṭḥyh/Mbṭḥyh. Ко времени написания документа Мибтахийя, дочь Махсейи, уже умерла. Ее дальная родственница решала свои имущественные дела с сестрой Исивери.

В документе так же упоминается Ḥgy, сынMpṭḥyh, глава малой семейной организации.

Не только в демотических, но и в арамейских документах у египтян или детей от смешанных браков часто упоминается не только имя отца, но и матери. Не вызывает сомнение тот факт, что женщина-иудейка, возглавляя свою малую семью и входя в совет общины Йахо, имела все основания считать себя частью «иудейского войска».
Это право она передавала по наследству своим детям вне зависимости от их пола и конфессиональной принадлежности их отца. По прошествию определенного времени два сына Мибтахийи сменили египетские
имена на иудейские. Поэтому не исключено, что Ḥgy также был рожден в смешанном браке и на нужды (приобретение необходимого имущества для его убранства) храма иудейского Иахо он передал определенную сумму денег.


Исивери ('
swry). Как считают исследователи , арам. 'swry соответствует егип. Зst-wrtИсида Великая/Владычица»). Другой арамейский аналог древнеегипетского 3s.t-wr.t, 'Is.t-wf.t, iS.t-tЗ-ntr.t  встречается в арамейских текстах из района Северного Саккара.

В конце Ⅵ - начале
V в. до н.э. В районе Фив (В Луксоре) существовала небольшая колония арамеоязычного населения, члены которой были связаны семейными узами с аналогичным этносом в районе Асуана (Сиены).

По мнению ученых, в серединеⅥ в. до н.э. в Дельте, Мемфисе, Фивах и в ряде других районов Египта проживали компактные группы населения, первоначальным местожительством которых являлся район Харрана (Верхняя Месопотамия). Материалы ономастики свидетельствуют о присутствии среди жителей юга Египта почитателей вавилонских богов и обычаев. Больше всего источники засвидетельствовали поклонников
вавилонского бога Луны Сина, в ассирийских источниках представленного в образе рогатого быка.


В правление вавилонского царя Набонида (556-539 гг. до н.э.) В районе Харрана процветал культ Сина, который нашел почитателей среди ранее плененных в Восточном Средиземноморье и переселенных в Верхнюю Месопотамию больших этнических групп. В отличие от более позднего, иудейского контингента, «сирийцы» (арамеи) довольно быстро приспособились к египетским условиям, переняв местные обычаи и верования.

Доказательством этого служит анализ материала арамейской ономастики из Большого (Западного) Гермополя, надписи на саркофагах.

Культ Исиды (егип. 3stI 'ls.t, арам. 'swry) пользовался у них большим уважением. Начиная с эпохи позднего Египта, на территории от Абидоса до границ Куша этот культ получил широкое распространение среди различных групп населения.

Сохранилось несколько писем, написанных арамеями своим родственникам на юг Египта. В этой большой семейной организации, как видно, почитали не только ближневосточный религиозный пантеон (Набу, Банит/Иштар), но и египетского Пта(х).

Обращаясь с соответствующим посланием к своей сестре один из авторов пишет: «Да благословит Пта тебя. Который показывает мне твое лицо в благополучии»

Аналогичное приветствие содержится и в послании жителя Сиены, считавшего, что мир и благополучие
зависят от Хнума, владыки Элефантины. - «Да благословят тебя Йахо и Хну[м]», - читаем мы в одном остраконе.


Эти два послания объединяет то, что, продолжая почитать родных богов, потомки саисских переселенцев прекрасно сознавали зависимость их благополучия от местного божественного владыки. В Мемфисе таковым являлся Пта, на юге - Хнум. В обществе, в котором принцип многобожия являлся доминирующим, подобное отношение к господствующим на данной территории богам, не шло в противоречие с их мировоззрениями.

В ахеменидскую эпоху потомки семейной организации 'm
y продолжали жить на юге Египта. Поэтому не исключено, что Гамарийя взял в жены не египтянку, а представительницу этого арамеоязычного этноса. По настоянию жены дочка была названа именем представительницы ее кровной семьи. Из-за отсутствия необходимой информации трудно сказать оказывала ли жена Гамарийи соответствующие почести египетской богине Исиде, покровительницы этой арамеоязычной организации.

Родственная связь Миптахийи и Исивери в рассматриваемом ументе прослеживается через общий патроним (Gmryh), существительное 'ḥth («ее сестра»)

В нашем распоряжении нет сведений, которые указывали бы на то, что женщины из семей «иудейского войска» выполняли в военной крепости какую-то работу, входившую в компетенцию гарнизонного военного, и можно заключить, что в данном случае право на получение солдатского довольствия, а вернее части его, перешло к старшей дочери.

В начале
V в. до н.э. пенсионом (вспомоществованием) в виде mnt' надеялись женщины, оставшиеся без кормильцев. Иначе складывалась ситуация с солдатской оплатой, так как необходимо было для ее получения выполнять какую-либо работу, связанную с вхождением в состав гарнизонного войска. Как было видно на примере рассматриваемого документа, членство в военном подразделении, статус которого вырабатывался не египетскими чиновниками, а ахеменидской администрацией, носило персонифицированный характер. Требовалось составление специального документа, согласно которому часть оплаты могла передаваться близким родственникам умершего солдата.

Итак

1. В связи с существовавшим в
V в. до н.э. положением свободная женщина, (дочь/жена солдата местного гарнизона) и после смерти домовладыки продолжала сохранять свой правовой статус. Мы не располагаем сведениями, что слой зависимого населения в эпоху позднего Египта пополнялся за счет выходцев из этой категории населения. В период Нового царства чужеземцы в Египте чаще всего рассматривались как объекты права и составляли значительную часть зависимого и полузависимого населения.

2. На протяжении всего
V в. до н.э. на юге Египта вырабатывались правила, согласно которым одинокая женщина из числа «иудейского войска» получала поддержку из различных источников (семейной организации, официальных органов местной администрации). Это позволяло незамужней женщине вести самостоятельно свои дела и возглавлять свою малую семейную организацию. Естественно, это сопровождалось и ее участием в делах данной общины.

3. Приводимые нами выше материалы позволяют в общих чертах проследить механизм помощи этой категории населения на протяжении длительного времени.

К началу V в. до н.э. в рассматриваемой среде действовало положение, согласно которому все члены «иудейского войска» и аналогичных арамеоязычных групп объединялись в профессиональные «сотни». Если женщина не выполняла определенных профессиональных обязанностей в хозяйственном ведомстве, она лишалась привычного для нее жалованья отца или мужа в виде продуктов питания и серебра. Вне зависимости от того, шла ли речь об одной или двух женщинах, сироты могли хлопотать о выделении им своеобразного пенсиона (вспомоществования) в виде части натурального (ptp') и денежного довольствия (prs) отца или мужа.
Изменения в семейном положении, естественно, приводили к утрате права на получение такого пособия. В ряде случаев одинокие женщины могли надеяться на вспомоществование (пособие), обозначаемого термином
(mnt). Со временем, ахеменидская администрация ввела некоторые новшества в правила оказания помощи сиротам умерших солдат. Земельное пожалование, входившее в оплату труда служилого человека, могло быть изъято у семьи умершего лишь в случае невозможности данными лицами (женами, детьми) его обрабатывать или сдавать в аренду с уплатой соответствующих налогов.


4. Процесс закрепления за одинокими женщинами служилых пожалований или других видов оплаты шел параллельно с определением физических лиц, которые в случае необходимости могли оспаривать предмет отчуждения. По поводу пенсиона (вспомоществования) иски могли быть предъявлены представителями
большой и малой семейных организаций, а также коллегами умершего солдата.

Как известно, оплата в виде серебра или продовольствия поступала и распределялась централизованно на месте по отдельным «сотням» и подразделениям.

Члены данных объединений выступали как бы в качестве коллективных владельцев определенного количества серебра, выраженного в весовом эквиваленте, или ассортимента продуктов, составлявших натуральный вид оплаты.
Проблема вступления в наследование имущества умершего различными лицами (родственниками и сослуживцами) требует специального исследования, ибо каждое конкретное лицо могло претендовать на определенную часть. Дело в том, что при жизни служилый человек мог участвовать в совместном владении имуществом (например, землей). Поскольку в результате перераспределения могли пострадать интересы коллег, список лиц, способных предъявить иск, расширялся.

5. Традиционное почитание в Египте женского начала, равноправие, забота о семейном достоянии - все это способствовало тому, что женщина не чувствовала себя ущемленной в правах даже тогда, когда оставалась без опеки родителей или в случае развода. Она сама возглавляла свою малую семейную организацию, выполняла все необходимые обязанности. Одинокие женщины наравне с мужчинами несли бремя ответственности перед обществом и своими наследниками.

  Читать далее » | Комментарии?

6.2.17 00:52 | Культ кошек в Древнем Египте
Раздел: Отношение к животным в Древнем Египте | Автор: admin | Рейтинг: 0.00 (0) Оценить | Хитов 528
Кошка была одомашнена примерно 9-10 тысяч лет назад. Произошло это в странах Передней Азии. Именно там находят самые ранние датированные фигурки кошек в ошейниках, рисунки женщин с кошками. Этот вывод подтверждает генетический анализ материала, взятого у кошек с разных регионов Земли. У всех кошек прародителями являются азиатские кошки.
Мировое сообщество, правда, было уверено, что кошку одомашнили древние египтяне. Уверенность эта была основана на культе кошки, процветавшем в Древнем Египте. Видимо, кошка в Древний Египет попала из Азии. Как это произошло, неизвестно, но египтяне оценили ее сполна.

 В те времена Египет был сельскохозяйственной страной. Все в стране зависело от урожая зерновых. А там где зерно, там и грызуны, вредители. Новый диковинный зверек ловко ловил мышей, землероек. Именно этим кошка заслужила всенародную любовь и признание египтян. Любовь эта переросла в поклонение. Культ кошки формировался в Древнем Египте достаточно долго.

 Кошка, с ее несомненными преимуществами, и имея ласковый характер, завоевала Египет. Богиня женского начала, плодородия, сексуальных игр, веселья и домашнего очага звалась Бастет. И имела на плечах кошачью голову. Ее изображали с котятами, играющими у нее в ногах. Молодые женщины носили амулеты богини, на которых было изображено столько котят, сколько детей они хотели иметь в будущем. Но у этой богини было две ипостаси. Другим ее проявлением была богиня Сехмет, которая изображалась в виде женщины с головой львицы. Сехмет покровительствовала воинам, а также защищала людей от ядовитых тварей – змей и скорпионов.

 Богиня Бастет являлась покровительницей всех кошек, а кошки считались ее проявлением на Земле. Так как кошка – довольно независимое и скрытное существо, большая часть жизни которого нам недоступна, она гуляет по ночам неизвестно где, может видеть в темноте, то богиня Бастет стала олицетворением темных тайных сил, помимо покровительства над домашним очагом. Кроме того, зрачки кошки реагируют на свет солнца, значит, они связаны с богом Ра. Ночью бог Ра отдыхает, зато на небо выходит луна. Зрачки кошки отражают и ее свет, она может видеть в темноте. Несомненно, это существо имеет связь с луной. С луной связан женский менструальный цикл, связь женщины, луны и кошки для египтян была очевидна. Кошка видит больше, чем мы, она способна видеть представителей потустороннего мира. В доме, где живет кошка, нечисть не поселится.

 Расцвет культа Бастет пришелся на Ⅷ век до нашей эры. Тогда в дельте Нила был построен город Бубастис ((др.-греч. Βουβάστις, Βουβαστός), основанный как центр поклонения Бастет. В храмах его культ кошки превозносился. Кошки жили в свое удовольствие, размножались, за ними ухаживали специально приставленные служители. Служение кошкам было почетной обязанностью, передаваемой по наследству от отца к сыну. Кошек кормили рыбой без чешуи, специально разводимой в храмах. Если человек желал получить совет богини, он срезал с головы своего наследника волосы, приходил в храм, там взвешивали эти волосы, и давали ему серебра столько же по весу. На это серебро он покупал корм священным кошкам. Только после этого проситель допускался к жрецам Бастет.

 В городе кошек кошки могли приноситься в жертву богине Бастет. Затем из них делали мумии, и эти мумии продавались, и покупались подобно иконам в наши дни. Но это была единственная почетная смерть для представительниц кошачьих. За неосторожно причиненную смерть кошки человек карался смертной казнью.
 В домах кошка была почетным членом семьи. При ее смерти вся семья носили траур, хозяин сбривал брови, хозяйка посыпала голову пеплом. И так продолжалось 40 дней, пока тело кошки мумифицировалось. Затем оно украшалось драгоценностями, помещалось в парадный саркофаг, и хоронилось на специальном кладбище с большими почестями. Кошки, жившие в храмах, хоронились с такой помпезностью, что на их похороны с граждан собирался специальный налог.

 Египтяне считали свой народ покровителем всех представителей кошачьих. И никакому другому животному не могли уступить это почетное звание. Они никогда не продавали кошек торговцам из других стран. Финикийцы, торговавшие с египтянами, выкрали у них первых представителей - так кошка попала в древнюю Европу. Египтяне посылали специальных представителей в другие страны скупать и красть кошек. Кошки способствовали поражению египтян в войне с персами. Те, зная о любви египтян к кошкам, вышли на поле боя с кошками на руках. И египтяне покинули поле боя, не в силах причинить вред своим друзьям.

 В человеческой истории кошка, пожалуй, самое интересное существо. Она переживала небывалые взлеты и падения, после культа в Древнем Египте она подвергалась гонениям в средневековой Европе. А сейчас она снова завоевывает мир людей, достаточно вспомнить фото с кисами в интернете. Нам не досаждают мыши, и, тем не менее, кошка есть практически в каждом доме. Мы любим этих зверьков от всей души просто так.
  Читать далее » | Комментарии?

15.5.16 22:33 | Храмовое строительство в эпоху ранней Республики в Древнем Риме.
Раздел: Архитектура и строительство | Автор: admin | Рейтинг: 0.00 (0) Оценить | Хитов 594
Места культа, в том числе храмы, занимают важное место в любой религиозной системе, определяя многие ее специфические черты. История и процедура учреждения общественных храмов в древнем Риме отличались значительным своеобразием даже по сравнению с типологически близкой древнегреческой цивилизацией. При этом содержание храмового строительства в эпоху Республики не было единым: совокупность экономических, политических, идеологических факторов позволяет выделить три этапа, центральным среди которых является период от конца IV до середины II в. до н.э. Подобное деление явно или имплицитно присутствует в работах, посвященных республиканскому храмовому строительству, хотя его критерии нигде четко не сформулированы.

По мнению многих учёных, важнейшим (но не единственным) критерием является соотношение коммунального (общинного) и индивидуального начал в этой сфере. «Золотым веком» общественного храмового строительства при Республике, воплотившим основные принципы религиозно-политической организации римской гражданской общины, с полным основанием можно назвать второй период.(конец IV – середина II в. до н.э.). В значительной своей части он представлен в сохранившихся книгах Ливия. А поскольку основная масса нарративной информации об учреждении храмов исходит именно от Ливия, то вполне понятно, что исследования политических, религиозных и особенно процедурных вопросов, связанных с учреждением общественного храма в республиканском Риме, базируются на сведениях из этого периода. На следующем этапе (от середины II в. до н.э. до конца Республики) строительство новых общественных храмов резко сокращается, а процесс приобретает практически индивидуальный характер, что соответствует общим тенденциям этой кризисной эпохи, обусловившим рост значения и амбиций отдельных личностей.

В данной статье рассматривается социально-политическое содержание начального этапа республиканского храмового строительства, который охватывает период от установления Республики до II Самнитской войны, послужившей катализатором коренных изменений в этой области.

Он привлек гораздо меньше внимания в историографии, хотя по отдельности храмы часто упоминаются в различных контекстах при решении тех или иных исследовательских задач. Например, практически любая работа, посвященная переходу от царской власти к Республике, не обходится без храма капитолийской триады, учреждение которого является важной точкой отсчета в раннереспубликанской хронологии. Имеется обширная историография, связанная с археологическими изысканиями, где изучается местоположение того или иного храма, атрибуция найденных строительных остатков, вопросы архитектуры и строительной техники. Но В рамках рассматриваемого периода лишь храмовое строительство IV в. до н.э. стало объектом комплексного, хотя и краткого, исторического анализа, посвященного храмам, учрежденным в 396-219 годах до н.э.

Малый интерес к начальному этапу вполне объясним в силу общеизвестных источниковедческих проблем истории раннего Рима, при изучении которой исследователь вынужден исходить из весьма поздней традиции. На ее качестве, несомненно, сказались последствия галльского разорения. К тому же архаические святилища ветшали, а при новом посвящении (редедикации) после ремонта или восстановления в дедикационных надписях указывали имя нового посвятителя, память же о прежних дедикациях и редедикациях постепенно стиралась. А именно эти надписи служили основным источником сведений о храмовом строительстве для поздней римской историографии: в частности, Ливий неоднократно упоминает о храмовом обете не в момент его произнесения, а только в рассказе о дедикации храма, явно получая сведения о дедикации и обете из одного источника. Археологические сведения зачастую не имеют однозначно убедительной интерпретации. Учтем и то обстоятельство, что в рассматриваемое время храмы строились редко, а это весьма затрудняет выявление закономерностей в храмовом строительстве, отделение общего от уникального.

Изучаемый период не был абсолютно единым по интенсивности и характеру храмового строительства, соответственно в нем выделяются свои «узловые» точки. Комплекс взаимосвязанных вопросов очень велик, поэтому предлагаемое исследование ограничено выяснением основных особенностей, прежде всего политического характера, определявших содержание храмового строительства в V-IV вв. до н.э. Главное внимание будет уделено анализу роли магистратов и сената, взаимодействовавших в этом процессе. Для сравнения, вкратце затронуто начало следующего периода, который, как отмечено выше, являлся классическим в истории республиканского храмового строительства. За рамками статьи остались такие проблемы, несомненно, важные, как религиозные влияния (главным образом, греческие, ясно обозначившиеся в этот период), сущность богов, которым были посвящены храмы, точное местоположение храмов и тому подобные обстоятельства. Они рассматриваются лишь в указанном общем контексте, не будучи объектом специального анализа.

Традиция говорит о существовании сакральных мест на территории будущего Рима с незапамятных времён. Первым храмом, построенным после основания Рима, считался учрежденный Ромулом храм Юпитера Феретрия, который был расширен при четвертом римском царе, Анке Марции (Liv. 1. 33. 9). Дионисий видел следы на вершине Капитолия, которые он считал относяiцимися к древнему храму Юпитера Феретрия, отметив его небольшие размеры - длиной менее 15 футов, т.е. около 4,5 м (Dionys. II. 34. 4). Царям приписывалось учреждение многих храмов, святилищ и священных мест, порой имевших явные первобытные корни. В некоторых случаях логика традиции вполне очевидна, например, стремление связать святилища Фортуны с ее любимцем Сервием Туллием. Ряд святилищ царского времени был обнаружен в ходе археологических изысканий, но их атрибуция остается спорной.

Символом римской религии и государственности стал храм Юпитера Всеблагого Величайшего (Юпитера, Юноны и Минервы), построенный на Капитолии Тарквиниями. Для своей эпохи он был одним из крупнейших в Средиземноморье: его подиум имел стороны длиной 61 и 55  метров. Несомненно, основание храма капитолийской триады представлялось античным авторам поворотным пунктом в римском храмовом строительстве. Недаром же история его возведения оказалась тесно связанной с «римским мифом», а сам храм стал восприниматься как залог римского могущества. Интересно отметить, что Ливий, называя в первой книге своего труда различные святилища царского периода, избегает прилагать к ним часто встречающийся у него в следующих книгах термин aedes - «храмовое здание».

За исключением храма Юпитера Капитолийского (Liv. 1. 38. 7; II. 8. 6), этот термин он употребил лишь однажды - для упоминавшегося храма Юпитера Феретрия после пере стройки при Анке Марции (1. 33. 9). По отношению к другим святилищам царского времени (не только римским) им применяются преимущественно термины «tempium» и «fanum», чье первоначальное, собственное, значение - «священный участок». Кроме того, трижды в обобщающих высказываниях Ливий использовал термин “sacellum” - «небольшое святилище» (1. 32. 3; 55. 2, 3). Не исключено, что отмеченное предпочтение в выборе терминов отражает представление (возможно, неосознанное) о принципиальной разнице между архаическими святилищами царской эпохи и храмами республиканского периода, начало которым положил построенный этрусскими мастерами и по этрусскому образцу храм Юпитера Капитолийского.

Наглядным примером являются сравнительные размеры вышеупомянутого храма Фортуны (Матери Матуты) на Бычьем Форуме в царский период и в начале IV в. до н.э.: площадь второго больше
почти в восемь раз. Тертуллиан (Apol. XXV. 12-13; Ad Nat. II. 17), опираясь на «Божественные древности» Варрона, писал даже о полном отсутствии храмов в религии Нумы.

Весьма символично античная традиция отнесла дедикацию храма Юпитера Всеблагого Величайшего к началу Республики. Освящен он был одним из первых консулов Марком Горацием Пульвиллом. Таким образом, есть определенный резон историю храмового строительства в Риме рассматривать именно с установления Республики, хотя республиканским храмам нередко предшествовали гораздо более древние святилища и места культа. Следует также упомянуть, что основателю Республики Бруту Макробий приписывал освящение храма (templum) богини Карны на Целии (Macr. Sat. I. 12. 31-32). «Fanum» Карны упоминает и Тертуллиан (Ad nat. II. 9). Как отмечалось, первоначально, эти термины  означали «священный участок», поэтому нельзя однозначно утверждать, что у обоих авторов речь шла именно о храмовом здании, хотя это не исключено. Карна бьла стариннейшей богиней, «отвечавшей» за здоровье внутренних органов человека. Возможно, она имела и более «важные» функции, являясь богиней подземного мира. О значении Карны говорит наличие своего праздника 1 июня (Карнарии).

Следующие события, касающиеся храмового строительства, произошли примерно лет через десять. Во время сражения с латинами у Регилльского озера (в 499 или 496 г. до н.э.) диктатор Авл Постумий дал обет построить храм Кастору и Поллуксу, божественным близнецам Диоскурам, которые, как гласила легенда, помогали римлянам в этом сражении. Но посвящен храм был лишь через 12-15 лет, в 484 г. до н.э., уже сыном диктатора, избранным для этого в дуумвиры aedi dedicandae.
Длительный срок строительства неудивителен для бедной римской общины, к тому же испытывавшей в то время серьезные экономические трудности. Даже Тарквиний Гордый, в изложении традиции, столкнулся со значительными финансовыми проблемами при постройке храма Юпитера Капитолийского, а ведь он имел возможность использовать не только финансы общины, но и труд ее граждан (Liv. I. 55. 7-9; 56. 1).

Латинская же война дала повод для обета Постумия, но не средства для его выполнения: она завершилась, в конечном итоге, компромиссным миром, явно свидетельствовавшим, что ни о каком разгроме латинов, который принес бы сколько-нибудь заметную добычу, не может быть и речи. Однако тому же Авлу Постумию приписывался еще один обет - возвести храм Цереры, Либера и Либеры,  который был освящен консулом Сп. Кассием в 493 г. до н.э., т. е. уже через несколько лет после обета (Dionys. VI. 94. 3). Причем строился он, согласно Дионисию, на ту же самую добычу, взятую в войне с латинами.
Объясняется ли такая разница в сроках строительства размерами святилищ или иными обстоятельствами - сложно сказать. Еще более странно, что об основании знаменитого храма Цереры, тесно связанного с плебейской организацией, ничего не говорит Ливий, упомянувший его впервые как существующий в рассказе о событиях 449 г. до Н.э. (III. 55. 7, 13).

Весьма противоречивы и на удивление разнообразны сведения о посвящении храма (aedes) Сатурна на Форуме - там, где издавна существовал его алтарь, учрежденный, по мнению Дионисия, еще Гераклом. Есть традиция о весьма раннем возникновении этого храма, приписывавшая его возведение царю Титу Тацию (Dionys. II. 50. 3) либо Туллу Гостилию. Но преобладало мнение, относящее храм к началу Республики, по крайней мере, его освящение (497 г. до н.э., но также возможны 501, 498, 493 годы до н.э.), строительство же иногда связывали с Тарквинием Гордым.

Уникальная ситуация имела место в 495 г. до н.э. при освящении храма Меркурия у Великого цирка, возможно, обетованного по Сивиллиным оракулам. Традиция передает несколько историй, относящихся именно к началу Республики, о спорах между консулами по поводу чести осуществить посвящение того или иного храма. А в том году сенат передал решение такого спора на усмотрение народа, который выбрал для освящения храма простого центуриона Марка Летория.
Столь сложная процедура не вполне понятна, ведь ситуацию можно было разрешить жребием между консулами. Конечно, речь идет не о логике весьма древних даже для античных историков событий, а о логике их сообщений. Достоверность рассказа, возможно, вызывает сомнения, но не сам факт основания храма Меркурия.

Таким образом, с той или иной степенью уверенности античная традиция считала, что в начале Республики были основаны храмы Сатурна, Меркурия, Цереры, Кастора, освященные в 497-484 годах до н.э. К ним следует также причислить храм Женской Фортуны, учрежденный, согласно традиции, в 488-486 годы до н.э. В изображении античных авторов все эти храмы были возведены государством, другими словами, являлись коммунальными постройками, даже храм Кастора, который более всех похож на индивидуальные постройки второго и третьего этапов храмового строительства: участие одного рода (обетовал отец, освятил сын), длительное строительство (около 15 лет). Тем не менее показательно, что Дионисий ничего не сказал о роли диктатора Авла Постумия, считая возведение храма Кастора делом полиса (Dionys. VI. 13.4). Вполне вероятно, что за этими представлениями античной традиции лежит историческая реальность: масштаб побед и добычи в данный период не обеспечивал еще материальной базы для индивидуальных построек, которые стали преобладать с эпохи Самнитских войн.

Но и пять храмов, построенных за 15 лет, - цифра заметная даже на фоне позднейших эпох. Божества, которым посвятили названные храмы, - это божества основных сфер деятельности - земледелия (Церера, Либер и Либера), военного дела (Кастор и Поллукс), торговли и связанного с ней ремесла (Меркурий). Какую роль в ту эпоху играл Сатурн, сказать сложно в силу многозначности данного бога, чья суть была весьма затемнена позднейшим греческим влиянием. Во всяком случае он явно имел отношение к сельскому хозяйству, вероятно, к посеву (хотя последнее оспаривается). Но, возможно, как хтоническое божество он был связан и с подземным царством мертвых, которое было «представлено» также богиней Карной (если признать сообщение Макробия о строительстве ее святилища).
Не забыты и женщины, что отвечает высокому статусу матери семейства в Риме (храм Женской Фортуны). К этому списку, несомненно, следует присоединить доставшийся в «наследство» от Тарквиниев и освященный в первый год Республики храм капитолийской триады (Юпитера, Юноны и Минервы), символ римской государственности, воплощавший в себе все стороны бытия римской общины.

Возведение взаимосвязанной «серии» храмов в начале Республики, свидетельствует об определенной политике в сфере общественного храмового строительства. Вопрос о наличии такой политики весьма сложен и неоднозначен, поскольку на следующих (втором и третьем) этапах истории храмового строительства процесс учреждения римских храмов носил, как правило, персональный (магистратский) характер, хотя и при некотором соучастии и влиянии сената.
О такой политике можно говорить, если ее про ведение обусловлено принципиальными основами жизни данного общества или если объект ее регулирования становится серьезной проблемой. В этой связи обращает на себя внимание возведение храмов Кастору и Поллуксу, богам-всадникам, покровителям аристократии, и Церере, Либеру, Либере, сельскохозяйственным божествам, тесно связанным с простым народом. Храм Цереры, Либера и Либеры (так называемая плебейская триада), как известно, стал религиозно-политическим центром плебса, в частности, в нем хранился плебейский архив (Liv. III. 55. 3; Zon. VII. 15). Поэтому не исключено, что возведение указанных храмов было обязано патрицианско-плебейскому противостоянию, обострение которого пришлось как раз на эти годы и завершилось сецессией и созданием плебейского трибуната.

После всплеска активности в начале Республики наступает спад храмового строительства, фактически отказ от него почти на сто лет, до взятия Вей в 396 г. до н.э. За это время освятили всего лишь два храма, причем с длительным перерывом между ними (в 466 и 431 годах до н.э.). В первом случае храм (aedes) – или небольшое святилище (sacellum), как однажды назвал его Ливий (VII. 20. 8), - был посвящен богу клятвы Semo Sancus Dius Fidius (эти имена использовались и по отдельности). Его, по мнению Дионисия, построил на Квиринале еще Тарквиний Гордый, но освятил в 466 г. до н.э. консул Спурий Постумий, имя которого по решению сената было увековечено в надписи на храме (Dionys. IX. 60. 8; ср. IV. 58.4). Дионисий никак не комментирует задержку почти в полвека. Не исключено, что имело место новое посвящение (редедикация) после ремонта или восстановления старого храма, как в случае с храмом Матери Матуты.
Другой храм (aedes) - Аполлона на Марсовом поле - был обетован в 433 г. до н.э.и посвящен через два года консулом Гнеем Юлием. Здесь или рядом уже существовало священное место, посвященное Аполлону (Apollinar: Liv.III. 63. 7). Поводом для возведения храма стала эпидемия, вынудившая обратиться к Сивиллиным оракулам. Такие чрезвычайные обстоятельства заставили нарушить своего рода мораторий на храмовое строительство. В 353 г. до н.э. этот храм был заново посвящен, по всей видимости, после восстановления.

Резкий упадок строительной активности (не только храмовой) в V в. до н.э., как правило, объясняют кризисом, охватившим римское общество после свержения царской власти ввиду обострения внешнеполитических, социальных и экономических проблем. Причем проблемы носили более общий характер, касаясь не только Рима, но и всей Центральной Италии, например, обусловленные натиском горных племен на равнины Лация и Кампании. Но теория кризиса не объясняет всплеск строительной деятельности в начале Республики. К тому же, хотя экономические затруднения, несомненно, оказывают влияние на интенсивность строительной деятельности, но, как известно, в религиозной (и шире - идеологической) области их роль носит подчиненный и опосредованный характер, ибо в затруднительных обстоятельствах общество готово здесь идти на определенные жертвы во имя будущего благополучия. Кроме того, мы не знаем, насколько обременительной для римской общины, являлась постройка того или иного храма. Храмы различались и по размерам, и по организации сакрального пространства, и по отделке. Строительство грандиозного, по тем (и не только) временам, храма Юпитера Капитолийского явно должно было потребовать напряжения сил и возможностей римлян, но были ведь и другие храмы, чье возведение, по всей видимости, не отличалось по расходам от постройки, например, богатого дома. В дальнейшем, по мере роста возможностей, первоначально скромные постройки становились богаче и роскошнее. О том, что не всегда возведение храма было особой проблемой, свидетельствует восстановление разрушенных храмов после галльского разорения: эти мероприятия, в реальности которых нет сомнений, Ливий и Плутарх упоминают лишь в общем и целом. В силу высказанных соображений, представляется справедливым искать объяснение длительным перерывам в храмовом строительстве скорее в области идеологических предпочтений и, возможно, политических процессов.

К тому же основание храмов, согласно традиции, начинается лет через десять после изгнания царей, что никак не соответствует гипотезе о редедикации царских святилищ при новой политической системе. Впрочем, не исключено, что строительная деятельность Тарквиния Гордого не ограничилась храмом Юпитера Капитолийского, но им были заложены и другие храмы, достраивать которые (и посвящать) пришлось уже при Республике.
Отсюда разброс дедикационных дат - храмы посвящались по мере завершения строительства. Возможно, что объяснение лежит в другой плоскости: после постройки храмов божествам, которые, как отмечалось, охватывали основные сферы жизни римской общины и соответственно удовлетворяли религиозные потребности главных социальных сил, сенат, определявший политику в этом вопросе, счел, в некоторой степени, свою миссию исчерпанной. Ведь помимо храмовых зданий существовало и много священных мест иного рода, также обслуживавших общественные религиозные потребности и выполнявших ключевую функцию римской религии - поддержание мира с богами (рах deorum). Не могли не сказаться на политике сената и вышеназванные общие проблемы, в том числе экономические.

Захват Римом этрусского города Вейи (396 г. до н.э.) И галльское нашествие (390 г. до н.э.) привели к поистине революционным изменениям, затронувшим многие сферы жизни древнеримского государства. Сказались эти события и на храмовом строительстве, особенно победа над Вейями. Начало не предвещало ничего необычного. Перед отправкой к Вейям накануне решающего штурма диктатор Марк Фурий Камилл по решению сената (ех senatus consulto) дал обет, в случае удачи, устроить Великие игры в честь Юпитера и освятить восстановленный храм Матери Маryты, учреждение которого приписывалось царю Сервию Туллию.
Прецеденты такого рода обетов с тем или иным участием сената имелись: уже упоминавшийся диктатор Авл Постумий перед выступлением в поход обетовал храм Цереры, Либера и Либеры, а в 449 г. до н.э. децемвиры обетовали игры за примирение сословий (Liv. IV. 12.2). Несколько загадочен выбор Матери Матуты, которая никоим образом не была связана с военной деятельностью. Возможно, он объясняется тем, что редедикация ее храма совпала со штурмом Вей. Впрочем, это отдельная проблема, ведь и в позднейшие времена логика выбора того или иного божества для обета далеко не всегда ясна и однозначна.
В этот традиционный порядок Камилл внес примечательные новшества. Непосредственно перед штурмом Вей он без каких-либо консультаций с сенатом произнес два обета, причем оба - чужеземным божествам. Сначала он пообещал десятину от добычи Пифийскому Аполлону. В Риме, как отмечалось выше, давно уже имелся культ Аполлона и даже его храм, освященный в 431 г. до н.э.
Но обет Камилла относился к дельфийскому Аполлону, и именно в Дельфы был затем отправлен обещанный дар. Тут же диктатор произнес слова еще одной обрядовой формулы, именуемой evocatio («вызывание»). Это также своего рода обет (Liv. V. 22.7): Камилл призвал покровительницу Вей богиню Юнону Царицу покинуть свой город и перейти в Рим, где диктатор обещал ей храм, достойный ее величия. В Риме Юнона почиталась давно - вместе с Юпитером и Минервой на Капитолии. В данном же случае речь шла об учреждении нового культа, причем богине из враждебного Риму города. По возвращении Камилл, в силу своих диктаторских полномочий, назначил (locavit) на Авентине место для будущего храма Юноны Царицы, а через четыре года, в 392 г. до н.э., освятил его, видимо, в качестве дуумвира aedi dedicandae (Liv. V. 22.7). Таким образом, все три стадии основания храма (votum, locatio, dedicatio) были осуществлены одним лицом, что не имело прецедента в предшествующей республиканской истории.
До сложения диктаторских полномочий Камилл, в соответствии с обетом, освятил также храм Матери Матуты. Поскольку здесь найдены два храма этого времени на одном подиуме, то, возможно, он освятил и второй храм Фортуны).
Кроме того, Плутарх приписывает ему еще постройку святилища Вещего Голоса (Aius Locutius), который предупредил римлян о нападении галлов в 390т. до н.э., И обет возвести храм Согласия (Concordia) в 367 г. до н.э. на Форуме по поводу примирения патрициев и плебеев.
Деятельность Камилла в сакральной области выглядит весьма обширной и нетрадиционной. Его шокирующий триумф, претендующий на божественные почести, надолго запомнился потомкам, не померкнув даже на фоне великих триумфов следующих эпох. Несомненно, в первую очередь сказался авторитет покорителя Вей, завершившего длительную войну и, более того, длительную историю противостояния двух городов, которую традиция начинает с правления Ромула. Материальной основой этого авторитета был огромный объем захваченной добычи, превосходивший все имевшее место ранее, что неизменно подчеркивается античными авторами. И зарождение традиции строительства храмов частными лицами, хоть и обличёнными властью.
  Читать далее » | Комментарии?

25.4.16 21:20 | Особенности медицины и стоматологии в Древнем Египте.
Раздел: Медицина в Древнем Египте | Автор: admin | Рейтинг: 0.00 (0) Оценить | Хитов 615
Египтяне уделяли большое внимание своему здоровью, и считается, что средняя продолжительность жизни в Египте была больше, чем в любой другой части известного в то время мира. Врачи были настолько хорошо подготовлены, что люди из других стран приезжали в Египет, чтобы изучать медицину. Когда такие врачи возвращались на Родину, то один лишь факт обучения медицине у жрецов Древнего Египта давал им неоспоримое большое преимущество перед другими врачевателями.  

Медицина у древних египтян была распределена по узкоспециализированным направлениям. Были те, которые специализировались на лечении глаз, другие специализировались на врачевании болезней внутренних органов, другие доктора лечили всё, что касалось жалоб на головные боли, а некоторые формы медицины были единственной прерогативой женщин. Сохранились изображения, показывающие врача, который измеряет пульс своего пациента – этот факт предполагает знания медиков тех времён о функции сердца.

Стоматологи в данной иерархии стояли особняком и подчинялись своим медицинским правилам – настолько значительным было это направление в медицине Древнего Египта.
По большей части, оплата услуг стоматологов того времени шла целиком в государственную казну, но в некоторых случаях древним дантистам было разрешено принимать плату за свои услуги от пациентов. Но если они были приглашены в качестве сопровождающих лекарей в путешествие или прикреплялись к армии – то они, ни при каких обстоятельствах, не могли взимать плату за свои услуги, а только получали оговорённое содержание.

Что удивительно, но уже в то время были заложены стандарты оказания стоматологической помощи и в них были правила и положения о практике медицины и стоматологии. Врач ее мог варьировать способы лечения конкретной болезни, если все ортодоксальные методы не были. Отступать от ортодоксальных положений он мог только в случае, если все испробованные методы не привели к улучшению. Для практикующих древнеегипетских врачей часто были суровые наказания если они не смогли на практике действовать в соответствии с установленными нормами. Если пациент умирал, то не было бы никакого наказания для врача, за исключением, когда он не смог провести лечение пациента стандартным способом. Если доктор каждое лекарство вводил в соответствии с медицинским законом, то он был освобождён от вины, если здоровье пациента не восстановилось. Им разрешили некоторую свободу только в том случае, если через три дня не было никаких улучшений. Тогда стоматолог мог использовать альтернативные методы лечения.

Интересно отметить, что эти альтернативные методы были тем, что мы сегодня назвали бы оккультизм. Кроме чисто научных методов использовались так же и оккультные, если появлялся элемент разочарования у родственников в результатах ортодоксального лечения. Но такие правила практиковались только в удалённых от столицы государства номах.

Характерно, что и в Нижнем, и в Верхнем Царствах была универсальная вера в профилактическую медицину и считалось, что диета является важным фактором, как лечения самой болезни, так и хорошего самочувствия. Считалось, что большинство заболеваний исходит от расстройства желудка и избытка еды. Древние Египтяне верили в воздержание, рвотные средства, и возможность небольших доз лекарственных трав, то есть в то, что мы назвали бы сегодня гомеопатическими лекарствами.

Использование наркотиков было упомянуто в трудах, дошедших к нам через века от греческих путешественников. Многие из лекарств, которые, до сих пор, используются в той части мира были частью древней фармакологии. Многие травы, произрастающие между Нилом и Красным морем и сейчас известны арабам. Греческие и римские авторы, описывающие приёмы медицинских практик в Древнем Египте и особое внимание уделяли использованию природных веществ, которые имеют лечебные свойства.

Знания, которые древнеегипетские жрецы, а по совместительству и лекари, получали в результате вскрытия при подготовке тел к бальзамированию и мумификации, давали им бесценный опыт познания многих болезней. Как мы знаем, древнеегипетское общество уделяло огромное внимание вопросам жизни и смерти, а точнее жизни после смерти. До сих пор мы не знаем всех тайн и приёмов мумификации, которыми владели древние медики. Нынешняя наука не знает таких приёмов, которые бы помогали сохранить тела, при удалении внутренних органов, чтобы они могли сохраняться на протяжении тысячелетий.
Современным психоаналитикам было бы интересно знать, что уже в то время медики придавали большое внимание, снам пациентов. Не только для их толкования в оккультном плане, но и для анализа психического состояния человека. И пусть эти знания не несут в себе изысканность нынешних методов психоанализа, но уже тогда они давали возможность заглянуть в мыслительные процессы, в которые были вовлечены пациенты во сне.

Поскольку из мумифицированных останков были получены доказательства использования наркоза, который был использован при сложных хирургических операциях, возникает вопрос о том, каким образом древние врачи могли вводить пациента в этот наркоз. Исходя из последних полученных данных, считается, что для введения пациента в наркотический сон использовались растительные медикаментозные препараты и формы гипноза, чтобы заставить пациента спать во время хирургической процедуры.

Египтяне были настроены к приёму ванн и к состоянию общей личной гигиены. Использовались ванны и с горячей и с холодной водой, с добавлением солей полезных минеральных веществ, а так же растительных отваров. Сведения об использовании таких ванн дошли до нас в изображениях на фресках из гробниц и на папирусах. Весьма сомнительно, что врачи Древнего Египта имели какое-либо представление о концепции микроорганизмов, но тот факт, что они, казалось, верили в необходимость мытья рук и лица перед процедурами, а также омовения всего тела, показывает нам их веру в то, что эти приготовления должны были быть фактором, способствующим их хорошему здоровью и долголетию, а так же безопасности пациентов.

Интересно отметить, что многие из практик египтян, касающиеся как медицины, так и стоматологии до сих пор используются сегодня. Нам нелегко поверить, что учёность этих людей в искусствах врачевания, в науке и технике, а так же философии жизни смогли просуществовать на протяжении тысяч лет. Но именно таким образом и развивалась их культурное накопление знаний с древнейших времён.

  Читать далее » | Комментарии?



MenshovArticle 0.6.2 модуль создан по заказу сайта Арт Стекло

ПОИСК ПО САЙТУ

Вход на сайт
Ник

Пароль


Забыли пароль?

Нет учетной записи?
Зарегистрируйтесь!

Новые публикации
 · ВАВИЛОНСКИЕ ЛЕКАРИ 1 ТЫСЯЧЕЛЕТИЯ ДО н.э ( 24.5.18)
 · Зачатки искусства в Египте.Тинисское искусство. ( 21.5.18)
 · Саркофаги ⅩⅤⅠⅠ - ⅩⅩⅡ династий. ( 3.2.18)
 · Металлургия в Древнем Египте. Часть 2 ( 28.1.18)
 · ПОЛОЖЕНИЕ НЕЗАМУЖНЕЙ ЖЕНЩИНЫ В ДРЕВНЕМ ЕГИПТЕ ( 8.1.18)
 · Культ кошек в Древнем Египте ( 6.2.17)
 · Храмовое строительство в эпоху ранней Республики в Древнем Риме. ( 15.5.16)
 · Особенности медицины и стоматологии в Древнем Египте. ( 25.4.16)
 · КОРОНАЦИИ ХАТШЕПСУТ И ТУТМОСА ТРЕТЬЕГО. АНАЛИЗ ПОЛИТИЧЕСКОГО МИФА ( 4.10.15)
 · ГРЕЧЕСКИЙ КЕРАМИЧЕСКИЙ ИМПОРТ VI в. ДО н.э. В ГИЗЕ ( 29.8.15)
 · Металлургия в Древнем Египте. Часть 1 ( 21.8.15)
 · ТРАКТИРЫ (ТАВЕРНЫ) В ДРЕВНЕМ МИРЕ. Часть 2 ( 18.8.15)
 · СОБСТВЕННОСТЬ И ДОЛЖНОСТНОЕ ВЛАДЕНИЕ В ДРЕВНЕМ ЕГИПТЕ. Часть 2 ( 14.8.15)
 · ТРАКТИРЫ (ТАВЕРНЫ) В ДРЕВНЕМ МИРЕ. Часть 1 ( 13.8.15)
 · СОБСТВЕННОСТЬ И ДОЛЖНОСТНОЕ ВЛАДЕНИЕ В ДРЕВНЕМ ЕГИПТЕ. Часть 1 ( 10.8.15)