НАВИГАЦИЯ ПО САЙТУ

Новые статьи раздела "Интересное"
 · Типы гробниц Долины Цариц в фиванском некрополе ( 8.7.18)
 · Страна Куш ( 24.5.18)
 · Египетские саркофаги от Раннего до конца Среднего царства ( 26.1.18)
 · ПОГРЕБАЛЬНЫЕ ПАПИРУСЫ - КНИГИ ТОГО СВЕТА ( 26.1.18)

Новые статьи раздела "Открытия"
 · РАСКОПКИ В ЕГИПТЕ В НАЧАЛЕ XX ВЕКА: ПО СЛЕДАМ СКИАПАРЕЛЛИ ( 8.7.18)
 · Открытие и начало изучения фиванской Долины Цариц ( 28.5.18)
 · Происхождение названия Долины Цариц в Фивах ( 28.5.18)
 · ЭРНЕСТО СКИАПАРЕЛЛИ И ИТАЛЬЯНСКАЯ АРХЕОЛОГИЧЕСКАЯ МИССИЯ В ДОЛИНЕ ЦАРИЦ ( 19.4.18)

Статистика

15.5.16 22:33 | Храмовое строительство в эпоху ранней Республики в Древнем Риме.
Раздел: Архитектура и строительство | Автор: admin | Рейтинг: 0.00 (0) Оценить | Хитов 613
Места культа, в том числе храмы, занимают важное место в любой религиозной системе, определяя многие ее специфические черты. История и процедура учреждения общественных храмов в древнем Риме отличались значительным своеобразием даже по сравнению с типологически близкой древнегреческой цивилизацией. При этом содержание храмового строительства в эпоху Республики не было единым: совокупность экономических, политических, идеологических факторов позволяет выделить три этапа, центральным среди которых является период от конца IV до середины II в. до н.э. Подобное деление явно или имплицитно присутствует в работах, посвященных республиканскому храмовому строительству, хотя его критерии нигде четко не сформулированы.

По мнению многих учёных, важнейшим (но не единственным) критерием является соотношение коммунального (общинного) и индивидуального начал в этой сфере. «Золотым веком» общественного храмового строительства при Республике, воплотившим основные принципы религиозно-политической организации римской гражданской общины, с полным основанием можно назвать второй период.(конец IV – середина II в. до н.э.). В значительной своей части он представлен в сохранившихся книгах Ливия. А поскольку основная масса нарративной информации об учреждении храмов исходит именно от Ливия, то вполне понятно, что исследования политических, религиозных и особенно процедурных вопросов, связанных с учреждением общественного храма в республиканском Риме, базируются на сведениях из этого периода. На следующем этапе (от середины II в. до н.э. до конца Республики) строительство новых общественных храмов резко сокращается, а процесс приобретает практически индивидуальный характер, что соответствует общим тенденциям этой кризисной эпохи, обусловившим рост значения и амбиций отдельных личностей.

В данной статье рассматривается социально-политическое содержание начального этапа республиканского храмового строительства, который охватывает период от установления Республики до II Самнитской войны, послужившей катализатором коренных изменений в этой области.

Он привлек гораздо меньше внимания в историографии, хотя по отдельности храмы часто упоминаются в различных контекстах при решении тех или иных исследовательских задач. Например, практически любая работа, посвященная переходу от царской власти к Республике, не обходится без храма капитолийской триады, учреждение которого является важной точкой отсчета в раннереспубликанской хронологии. Имеется обширная историография, связанная с археологическими изысканиями, где изучается местоположение того или иного храма, атрибуция найденных строительных остатков, вопросы архитектуры и строительной техники. Но В рамках рассматриваемого периода лишь храмовое строительство IV в. до н.э. стало объектом комплексного, хотя и краткого, исторического анализа, посвященного храмам, учрежденным в 396-219 годах до н.э.

Малый интерес к начальному этапу вполне объясним в силу общеизвестных источниковедческих проблем истории раннего Рима, при изучении которой исследователь вынужден исходить из весьма поздней традиции. На ее качестве, несомненно, сказались последствия галльского разорения. К тому же архаические святилища ветшали, а при новом посвящении (редедикации) после ремонта или восстановления в дедикационных надписях указывали имя нового посвятителя, память же о прежних дедикациях и редедикациях постепенно стиралась. А именно эти надписи служили основным источником сведений о храмовом строительстве для поздней римской историографии: в частности, Ливий неоднократно упоминает о храмовом обете не в момент его произнесения, а только в рассказе о дедикации храма, явно получая сведения о дедикации и обете из одного источника. Археологические сведения зачастую не имеют однозначно убедительной интерпретации. Учтем и то обстоятельство, что в рассматриваемое время храмы строились редко, а это весьма затрудняет выявление закономерностей в храмовом строительстве, отделение общего от уникального.

Изучаемый период не был абсолютно единым по интенсивности и характеру храмового строительства, соответственно в нем выделяются свои «узловые» точки. Комплекс взаимосвязанных вопросов очень велик, поэтому предлагаемое исследование ограничено выяснением основных особенностей, прежде всего политического характера, определявших содержание храмового строительства в V-IV вв. до н.э. Главное внимание будет уделено анализу роли магистратов и сената, взаимодействовавших в этом процессе. Для сравнения, вкратце затронуто начало следующего периода, который, как отмечено выше, являлся классическим в истории республиканского храмового строительства. За рамками статьи остались такие проблемы, несомненно, важные, как религиозные влияния (главным образом, греческие, ясно обозначившиеся в этот период), сущность богов, которым были посвящены храмы, точное местоположение храмов и тому подобные обстоятельства. Они рассматриваются лишь в указанном общем контексте, не будучи объектом специального анализа.

Традиция говорит о существовании сакральных мест на территории будущего Рима с незапамятных времён. Первым храмом, построенным после основания Рима, считался учрежденный Ромулом храм Юпитера Феретрия, который был расширен при четвертом римском царе, Анке Марции (Liv. 1. 33. 9). Дионисий видел следы на вершине Капитолия, которые он считал относяiцимися к древнему храму Юпитера Феретрия, отметив его небольшие размеры - длиной менее 15 футов, т.е. около 4,5 м (Dionys. II. 34. 4). Царям приписывалось учреждение многих храмов, святилищ и священных мест, порой имевших явные первобытные корни. В некоторых случаях логика традиции вполне очевидна, например, стремление связать святилища Фортуны с ее любимцем Сервием Туллием. Ряд святилищ царского времени был обнаружен в ходе археологических изысканий, но их атрибуция остается спорной.

Символом римской религии и государственности стал храм Юпитера Всеблагого Величайшего (Юпитера, Юноны и Минервы), построенный на Капитолии Тарквиниями. Для своей эпохи он был одним из крупнейших в Средиземноморье: его подиум имел стороны длиной 61 и 55  метров. Несомненно, основание храма капитолийской триады представлялось античным авторам поворотным пунктом в римском храмовом строительстве. Недаром же история его возведения оказалась тесно связанной с «римским мифом», а сам храм стал восприниматься как залог римского могущества. Интересно отметить, что Ливий, называя в первой книге своего труда различные святилища царского периода, избегает прилагать к ним часто встречающийся у него в следующих книгах термин aedes - «храмовое здание».

За исключением храма Юпитера Капитолийского (Liv. 1. 38. 7; II. 8. 6), этот термин он употребил лишь однажды - для упоминавшегося храма Юпитера Феретрия после пере стройки при Анке Марции (1. 33. 9). По отношению к другим святилищам царского времени (не только римским) им применяются преимущественно термины «tempium» и «fanum», чье первоначальное, собственное, значение - «священный участок». Кроме того, трижды в обобщающих высказываниях Ливий использовал термин “sacellum” - «небольшое святилище» (1. 32. 3; 55. 2, 3). Не исключено, что отмеченное предпочтение в выборе терминов отражает представление (возможно, неосознанное) о принципиальной разнице между архаическими святилищами царской эпохи и храмами республиканского периода, начало которым положил построенный этрусскими мастерами и по этрусскому образцу храм Юпитера Капитолийского.

Наглядным примером являются сравнительные размеры вышеупомянутого храма Фортуны (Матери Матуты) на Бычьем Форуме в царский период и в начале IV в. до н.э.: площадь второго больше
почти в восемь раз. Тертуллиан (Apol. XXV. 12-13; Ad Nat. II. 17), опираясь на «Божественные древности» Варрона, писал даже о полном отсутствии храмов в религии Нумы.

Весьма символично античная традиция отнесла дедикацию храма Юпитера Всеблагого Величайшего к началу Республики. Освящен он был одним из первых консулов Марком Горацием Пульвиллом. Таким образом, есть определенный резон историю храмового строительства в Риме рассматривать именно с установления Республики, хотя республиканским храмам нередко предшествовали гораздо более древние святилища и места культа. Следует также упомянуть, что основателю Республики Бруту Макробий приписывал освящение храма (templum) богини Карны на Целии (Macr. Sat. I. 12. 31-32). «Fanum» Карны упоминает и Тертуллиан (Ad nat. II. 9). Как отмечалось, первоначально, эти термины  означали «священный участок», поэтому нельзя однозначно утверждать, что у обоих авторов речь шла именно о храмовом здании, хотя это не исключено. Карна бьла стариннейшей богиней, «отвечавшей» за здоровье внутренних органов человека. Возможно, она имела и более «важные» функции, являясь богиней подземного мира. О значении Карны говорит наличие своего праздника 1 июня (Карнарии).

Следующие события, касающиеся храмового строительства, произошли примерно лет через десять. Во время сражения с латинами у Регилльского озера (в 499 или 496 г. до н.э.) диктатор Авл Постумий дал обет построить храм Кастору и Поллуксу, божественным близнецам Диоскурам, которые, как гласила легенда, помогали римлянам в этом сражении. Но посвящен храм был лишь через 12-15 лет, в 484 г. до н.э., уже сыном диктатора, избранным для этого в дуумвиры aedi dedicandae.
Длительный срок строительства неудивителен для бедной римской общины, к тому же испытывавшей в то время серьезные экономические трудности. Даже Тарквиний Гордый, в изложении традиции, столкнулся со значительными финансовыми проблемами при постройке храма Юпитера Капитолийского, а ведь он имел возможность использовать не только финансы общины, но и труд ее граждан (Liv. I. 55. 7-9; 56. 1).

Латинская же война дала повод для обета Постумия, но не средства для его выполнения: она завершилась, в конечном итоге, компромиссным миром, явно свидетельствовавшим, что ни о каком разгроме латинов, который принес бы сколько-нибудь заметную добычу, не может быть и речи. Однако тому же Авлу Постумию приписывался еще один обет - возвести храм Цереры, Либера и Либеры,  который был освящен консулом Сп. Кассием в 493 г. до н.э., т. е. уже через несколько лет после обета (Dionys. VI. 94. 3). Причем строился он, согласно Дионисию, на ту же самую добычу, взятую в войне с латинами.
Объясняется ли такая разница в сроках строительства размерами святилищ или иными обстоятельствами - сложно сказать. Еще более странно, что об основании знаменитого храма Цереры, тесно связанного с плебейской организацией, ничего не говорит Ливий, упомянувший его впервые как существующий в рассказе о событиях 449 г. до Н.э. (III. 55. 7, 13).

Весьма противоречивы и на удивление разнообразны сведения о посвящении храма (aedes) Сатурна на Форуме - там, где издавна существовал его алтарь, учрежденный, по мнению Дионисия, еще Гераклом. Есть традиция о весьма раннем возникновении этого храма, приписывавшая его возведение царю Титу Тацию (Dionys. II. 50. 3) либо Туллу Гостилию. Но преобладало мнение, относящее храм к началу Республики, по крайней мере, его освящение (497 г. до н.э., но также возможны 501, 498, 493 годы до н.э.), строительство же иногда связывали с Тарквинием Гордым.

Уникальная ситуация имела место в 495 г. до н.э. при освящении храма Меркурия у Великого цирка, возможно, обетованного по Сивиллиным оракулам. Традиция передает несколько историй, относящихся именно к началу Республики, о спорах между консулами по поводу чести осуществить посвящение того или иного храма. А в том году сенат передал решение такого спора на усмотрение народа, который выбрал для освящения храма простого центуриона Марка Летория.
Столь сложная процедура не вполне понятна, ведь ситуацию можно было разрешить жребием между консулами. Конечно, речь идет не о логике весьма древних даже для античных историков событий, а о логике их сообщений. Достоверность рассказа, возможно, вызывает сомнения, но не сам факт основания храма Меркурия.

Таким образом, с той или иной степенью уверенности античная традиция считала, что в начале Республики были основаны храмы Сатурна, Меркурия, Цереры, Кастора, освященные в 497-484 годах до н.э. К ним следует также причислить храм Женской Фортуны, учрежденный, согласно традиции, в 488-486 годы до н.э. В изображении античных авторов все эти храмы были возведены государством, другими словами, являлись коммунальными постройками, даже храм Кастора, который более всех похож на индивидуальные постройки второго и третьего этапов храмового строительства: участие одного рода (обетовал отец, освятил сын), длительное строительство (около 15 лет). Тем не менее показательно, что Дионисий ничего не сказал о роли диктатора Авла Постумия, считая возведение храма Кастора делом полиса (Dionys. VI. 13.4). Вполне вероятно, что за этими представлениями античной традиции лежит историческая реальность: масштаб побед и добычи в данный период не обеспечивал еще материальной базы для индивидуальных построек, которые стали преобладать с эпохи Самнитских войн.

Но и пять храмов, построенных за 15 лет, - цифра заметная даже на фоне позднейших эпох. Божества, которым посвятили названные храмы, - это божества основных сфер деятельности - земледелия (Церера, Либер и Либера), военного дела (Кастор и Поллукс), торговли и связанного с ней ремесла (Меркурий). Какую роль в ту эпоху играл Сатурн, сказать сложно в силу многозначности данного бога, чья суть была весьма затемнена позднейшим греческим влиянием. Во всяком случае он явно имел отношение к сельскому хозяйству, вероятно, к посеву (хотя последнее оспаривается). Но, возможно, как хтоническое божество он был связан и с подземным царством мертвых, которое было «представлено» также богиней Карной (если признать сообщение Макробия о строительстве ее святилища).
Не забыты и женщины, что отвечает высокому статусу матери семейства в Риме (храм Женской Фортуны). К этому списку, несомненно, следует присоединить доставшийся в «наследство» от Тарквиниев и освященный в первый год Республики храм капитолийской триады (Юпитера, Юноны и Минервы), символ римской государственности, воплощавший в себе все стороны бытия римской общины.

Возведение взаимосвязанной «серии» храмов в начале Республики, свидетельствует об определенной политике в сфере общественного храмового строительства. Вопрос о наличии такой политики весьма сложен и неоднозначен, поскольку на следующих (втором и третьем) этапах истории храмового строительства процесс учреждения римских храмов носил, как правило, персональный (магистратский) характер, хотя и при некотором соучастии и влиянии сената.
О такой политике можно говорить, если ее про ведение обусловлено принципиальными основами жизни данного общества или если объект ее регулирования становится серьезной проблемой. В этой связи обращает на себя внимание возведение храмов Кастору и Поллуксу, богам-всадникам, покровителям аристократии, и Церере, Либеру, Либере, сельскохозяйственным божествам, тесно связанным с простым народом. Храм Цереры, Либера и Либеры (так называемая плебейская триада), как известно, стал религиозно-политическим центром плебса, в частности, в нем хранился плебейский архив (Liv. III. 55. 3; Zon. VII. 15). Поэтому не исключено, что возведение указанных храмов было обязано патрицианско-плебейскому противостоянию, обострение которого пришлось как раз на эти годы и завершилось сецессией и созданием плебейского трибуната.

После всплеска активности в начале Республики наступает спад храмового строительства, фактически отказ от него почти на сто лет, до взятия Вей в 396 г. до н.э. За это время освятили всего лишь два храма, причем с длительным перерывом между ними (в 466 и 431 годах до н.э.). В первом случае храм (aedes) – или небольшое святилище (sacellum), как однажды назвал его Ливий (VII. 20. 8), - был посвящен богу клятвы Semo Sancus Dius Fidius (эти имена использовались и по отдельности). Его, по мнению Дионисия, построил на Квиринале еще Тарквиний Гордый, но освятил в 466 г. до н.э. консул Спурий Постумий, имя которого по решению сената было увековечено в надписи на храме (Dionys. IX. 60. 8; ср. IV. 58.4). Дионисий никак не комментирует задержку почти в полвека. Не исключено, что имело место новое посвящение (редедикация) после ремонта или восстановления старого храма, как в случае с храмом Матери Матуты.
Другой храм (aedes) - Аполлона на Марсовом поле - был обетован в 433 г. до н.э.и посвящен через два года консулом Гнеем Юлием. Здесь или рядом уже существовало священное место, посвященное Аполлону (Apollinar: Liv.III. 63. 7). Поводом для возведения храма стала эпидемия, вынудившая обратиться к Сивиллиным оракулам. Такие чрезвычайные обстоятельства заставили нарушить своего рода мораторий на храмовое строительство. В 353 г. до н.э. этот храм был заново посвящен, по всей видимости, после восстановления.

Резкий упадок строительной активности (не только храмовой) в V в. до н.э., как правило, объясняют кризисом, охватившим римское общество после свержения царской власти ввиду обострения внешнеполитических, социальных и экономических проблем. Причем проблемы носили более общий характер, касаясь не только Рима, но и всей Центральной Италии, например, обусловленные натиском горных племен на равнины Лация и Кампании. Но теория кризиса не объясняет всплеск строительной деятельности в начале Республики. К тому же, хотя экономические затруднения, несомненно, оказывают влияние на интенсивность строительной деятельности, но, как известно, в религиозной (и шире - идеологической) области их роль носит подчиненный и опосредованный характер, ибо в затруднительных обстоятельствах общество готово здесь идти на определенные жертвы во имя будущего благополучия. Кроме того, мы не знаем, насколько обременительной для римской общины, являлась постройка того или иного храма. Храмы различались и по размерам, и по организации сакрального пространства, и по отделке. Строительство грандиозного, по тем (и не только) временам, храма Юпитера Капитолийского явно должно было потребовать напряжения сил и возможностей римлян, но были ведь и другие храмы, чье возведение, по всей видимости, не отличалось по расходам от постройки, например, богатого дома. В дальнейшем, по мере роста возможностей, первоначально скромные постройки становились богаче и роскошнее. О том, что не всегда возведение храма было особой проблемой, свидетельствует восстановление разрушенных храмов после галльского разорения: эти мероприятия, в реальности которых нет сомнений, Ливий и Плутарх упоминают лишь в общем и целом. В силу высказанных соображений, представляется справедливым искать объяснение длительным перерывам в храмовом строительстве скорее в области идеологических предпочтений и, возможно, политических процессов.

К тому же основание храмов, согласно традиции, начинается лет через десять после изгнания царей, что никак не соответствует гипотезе о редедикации царских святилищ при новой политической системе. Впрочем, не исключено, что строительная деятельность Тарквиния Гордого не ограничилась храмом Юпитера Капитолийского, но им были заложены и другие храмы, достраивать которые (и посвящать) пришлось уже при Республике.
Отсюда разброс дедикационных дат - храмы посвящались по мере завершения строительства. Возможно, что объяснение лежит в другой плоскости: после постройки храмов божествам, которые, как отмечалось, охватывали основные сферы жизни римской общины и соответственно удовлетворяли религиозные потребности главных социальных сил, сенат, определявший политику в этом вопросе, счел, в некоторой степени, свою миссию исчерпанной. Ведь помимо храмовых зданий существовало и много священных мест иного рода, также обслуживавших общественные религиозные потребности и выполнявших ключевую функцию римской религии - поддержание мира с богами (рах deorum). Не могли не сказаться на политике сената и вышеназванные общие проблемы, в том числе экономические.

Захват Римом этрусского города Вейи (396 г. до н.э.) И галльское нашествие (390 г. до н.э.) привели к поистине революционным изменениям, затронувшим многие сферы жизни древнеримского государства. Сказались эти события и на храмовом строительстве, особенно победа над Вейями. Начало не предвещало ничего необычного. Перед отправкой к Вейям накануне решающего штурма диктатор Марк Фурий Камилл по решению сената (ех senatus consulto) дал обет, в случае удачи, устроить Великие игры в честь Юпитера и освятить восстановленный храм Матери Маryты, учреждение которого приписывалось царю Сервию Туллию.
Прецеденты такого рода обетов с тем или иным участием сената имелись: уже упоминавшийся диктатор Авл Постумий перед выступлением в поход обетовал храм Цереры, Либера и Либеры, а в 449 г. до н.э. децемвиры обетовали игры за примирение сословий (Liv. IV. 12.2). Несколько загадочен выбор Матери Матуты, которая никоим образом не была связана с военной деятельностью. Возможно, он объясняется тем, что редедикация ее храма совпала со штурмом Вей. Впрочем, это отдельная проблема, ведь и в позднейшие времена логика выбора того или иного божества для обета далеко не всегда ясна и однозначна.
В этот традиционный порядок Камилл внес примечательные новшества. Непосредственно перед штурмом Вей он без каких-либо консультаций с сенатом произнес два обета, причем оба - чужеземным божествам. Сначала он пообещал десятину от добычи Пифийскому Аполлону. В Риме, как отмечалось выше, давно уже имелся культ Аполлона и даже его храм, освященный в 431 г. до н.э.
Но обет Камилла относился к дельфийскому Аполлону, и именно в Дельфы был затем отправлен обещанный дар. Тут же диктатор произнес слова еще одной обрядовой формулы, именуемой evocatio («вызывание»). Это также своего рода обет (Liv. V. 22.7): Камилл призвал покровительницу Вей богиню Юнону Царицу покинуть свой город и перейти в Рим, где диктатор обещал ей храм, достойный ее величия. В Риме Юнона почиталась давно - вместе с Юпитером и Минервой на Капитолии. В данном же случае речь шла об учреждении нового культа, причем богине из враждебного Риму города. По возвращении Камилл, в силу своих диктаторских полномочий, назначил (locavit) на Авентине место для будущего храма Юноны Царицы, а через четыре года, в 392 г. до н.э., освятил его, видимо, в качестве дуумвира aedi dedicandae (Liv. V. 22.7). Таким образом, все три стадии основания храма (votum, locatio, dedicatio) были осуществлены одним лицом, что не имело прецедента в предшествующей республиканской истории.
До сложения диктаторских полномочий Камилл, в соответствии с обетом, освятил также храм Матери Матуты. Поскольку здесь найдены два храма этого времени на одном подиуме, то, возможно, он освятил и второй храм Фортуны).
Кроме того, Плутарх приписывает ему еще постройку святилища Вещего Голоса (Aius Locutius), который предупредил римлян о нападении галлов в 390т. до н.э., И обет возвести храм Согласия (Concordia) в 367 г. до н.э. на Форуме по поводу примирения патрициев и плебеев.
Деятельность Камилла в сакральной области выглядит весьма обширной и нетрадиционной. Его шокирующий триумф, претендующий на божественные почести, надолго запомнился потомкам, не померкнув даже на фоне великих триумфов следующих эпох. Несомненно, в первую очередь сказался авторитет покорителя Вей, завершившего длительную войну и, более того, длительную историю противостояния двух городов, которую традиция начинает с правления Ромула. Материальной основой этого авторитета был огромный объем захваченной добычи, превосходивший все имевшее место ранее, что неизменно подчеркивается античными авторами. И зарождение традиции строительства храмов частными лицами, хоть и обличёнными властью.



 

  1 2 3 4 5 6 7 8 9 10  

Родственные ссылки
» Другие статьи раздела Архитектура и строительство
» Эта статья от пользователя admin

5 cамых читаемых статей из раздела Архитектура и строительство:
» Храмовое строительство в эпоху ранней Республики в Древнем Риме.

5 последних статей раздела Архитектура и строительство:
» Храмовое строительство в эпоху ранней Республики в Древнем Риме.

¤ Перевести статью в страницу для печати
¤ Послать эту cтатью другу


MenshovArticle 0.6.2 модуль создан по заказу сайта Арт Стекло

ПОИСК ПО САЙТУ

Новые публикации
 · ВАВИЛОНСКИЕ ЛЕКАРИ 1 ТЫСЯЧЕЛЕТИЯ ДО н.э ( 24.5.18)
 · Зачатки искусства в Египте.Тинисское искусство. ( 21.5.18)
 · Саркофаги ⅩⅤⅠⅠ - ⅩⅩⅡ династий. ( 3.2.18)
 · Металлургия в Древнем Египте. Часть 2 ( 28.1.18)
 · ПОЛОЖЕНИЕ НЕЗАМУЖНЕЙ ЖЕНЩИНЫ В ДРЕВНЕМ ЕГИПТЕ ( 8.1.18)
 · Культ кошек в Древнем Египте ( 6.2.17)
 · Храмовое строительство в эпоху ранней Республики в Древнем Риме. ( 15.5.16)
 · Особенности медицины и стоматологии в Древнем Египте. ( 25.4.16)
 · КОРОНАЦИИ ХАТШЕПСУТ И ТУТМОСА ТРЕТЬЕГО. АНАЛИЗ ПОЛИТИЧЕСКОГО МИФА ( 4.10.15)
 · ГРЕЧЕСКИЙ КЕРАМИЧЕСКИЙ ИМПОРТ VI в. ДО н.э. В ГИЗЕ ( 29.8.15)
 · Металлургия в Древнем Египте. Часть 1 ( 21.8.15)
 · ТРАКТИРЫ (ТАВЕРНЫ) В ДРЕВНЕМ МИРЕ. Часть 2 ( 18.8.15)
 · СОБСТВЕННОСТЬ И ДОЛЖНОСТНОЕ ВЛАДЕНИЕ В ДРЕВНЕМ ЕГИПТЕ. Часть 2 ( 14.8.15)
 · ТРАКТИРЫ (ТАВЕРНЫ) В ДРЕВНЕМ МИРЕ. Часть 1 ( 13.8.15)
 · СОБСТВЕННОСТЬ И ДОЛЖНОСТНОЕ ВЛАДЕНИЕ В ДРЕВНЕМ ЕГИПТЕ. Часть 1 ( 10.8.15)