НАВИГАЦИЯ ПО САЙТУ

Новые статьи раздела "Интересное"
 · Типы гробниц Долины Цариц в фиванском некрополе ( 8.7.18)
 · Страна Куш ( 24.5.18)
 · Египетские саркофаги от Раннего до конца Среднего царства ( 26.1.18)
 · ПОГРЕБАЛЬНЫЕ ПАПИРУСЫ - КНИГИ ТОГО СВЕТА ( 26.1.18)

Новые статьи раздела "Открытия"
 · РАСКОПКИ В ЕГИПТЕ В НАЧАЛЕ XX ВЕКА: ПО СЛЕДАМ СКИАПАРЕЛЛИ ( 8.7.18)
 · Открытие и начало изучения фиванской Долины Цариц ( 28.5.18)
 · Происхождение названия Долины Цариц в Фивах ( 28.5.18)
 · ЭРНЕСТО СКИАПАРЕЛЛИ И ИТАЛЬЯНСКАЯ АРХЕОЛОГИЧЕСКАЯ МИССИЯ В ДОЛИНЕ ЦАРИЦ ( 19.4.18)

Статистика



Отношение к животным в Древнем Египте
Отношение к животным в Древнем Египте (1)
Архитектура и строительство
Архитектура и строительство (1)
Армия в Древнем Египте
Армия в Древнем Египте (0)
Дети, педагогика и воспитание
Дети, педагогика и воспитание (0)
Династии фараонов Древнего Египта
Династии фараонов Древнего Египта (0)
Этнический состав и разделение
Этнический состав и разделение (0)
Гендерные вопросы в Древнем Египте
Гендерные вопросы в Древнем Египте (1)
Художественное искусство и цвет
Художественное искусство и цвет (0)
Спорт, игры и развлечения
Спорт, игры и развлечения (0)
Техника, технологии и изобретения
Техника, технологии и изобретения (2)
Ювелирное искусство Древнего Египта
Ювелирное искусство Древнего Египта (0)
Кухня и кулинария Древнего Египта
Кухня и кулинария Древнего Египта (0)
Культура, литература и эпос
Культура, литература и эпос (1)
Медицина в Древнем Египте
Медицина в Древнем Египте (2)
Музыка и танцы в Древнем Египте
Музыка и танцы в Древнем Египте (0)
Наука и образование в Древнем Египте
Наука и образование в Древнем Египте (0)
Письменность и язык Древнего Египта
Письменность и язык Древнего Египта (0)
Политика в Древнем Египте
Политика в Древнем Египте (0)
Праздники и торжества в Древнем Египте
Праздники и торжества в Древнем Египте (1)
Психология и верования Древних египтян
Психология и верования Древних египтян (0)
Путешествия и судоходство
Путешествия и судоходство (1)
Религия и культы Древнего Египта
Религия и культы Древнего Египта (0)
Одежда, обувь,предметы обихода и ремёсла
Одежда, обувь,предметы обихода и ремёсла (0)
Сельское хозяйство Древнего Египта
Сельское хозяйство Древнего Египта (0)
Семейные и социальные отношения
Семейные и социальные отношения (0)
Смерть и похороны
Смерть и похороны (1)
Общественное устройство и суды
Общественное устройство и суды (2)
Торговля, обмен и сфера услуг
Торговля, обмен и сфера услуг (2)
Транспорт и коммуникации
Транспорт и коммуникации (0)


Всего статей в разделе: 15

  

24.5.18 00:09 | ВАВИЛОНСКИЕ ЛЕКАРИ 1 ТЫСЯЧЕЛЕТИЯ ДО н.э
Раздел: Медицина в Древнем Египте | Автор: admin | Рейтинг: 0.00 (0) Оценить | Хитов 99
«Зараза без лекаря - все равно,что голод без пищи» (вавилонская поговорка).
 
 
В древней Месопотамии медицина была неизбежно связана с магией, поскольку люди верили, что причинами болезней были прегрешения против богов, включая также не преднамеренные ошибки или упущения при выполнении различных ритуалов. В таких случаях необходимо было установить, какой грех совершил больной, и затем выбрать соответствующие заклания, чтобы изгнать из его тела дух зла, вызвавший болезнь. Кроме того, заклинатели лепили из глины изображения злых духов и затем разбивали их. Но наряду с руководствами магического характера существовали также собственно медицинские тексты, и оба вида таких сочинений дополняли друг друга. Достижения древней месопотамской медицины известны нам из обширной клинописной научной литературы, которая изучается ассириологами в течение последних ста лет. Еще со времен Ⅲ династии Ура (ⅩⅩⅡ-ⅩⅩ вв.) сохранились древнейшие рецепты приготовления лечебных мазей и растворов из различных трав, минеральных предметов (соли, квасцов и др.) и животных продуктов (молока, крови, жира, костей и т.д.). Но возникновение большинства известных нам табличек медицинского содержания относится приблизительно ко времени между 1500-500 гг. до н.э., и довольно значительная часть их хранилась в библиотеке ассирийского царя Ашшурбанапала (ⅤⅡ в. до н.э.). В текстах упоминаются названия нескольких сотен растений, но большинство их (а также других ингредиентов лекарств) пока невозможно уверенно идентифицировать, да и сама медицинская терминология также не всегда понятна. Около 250 названий растений, применявшихся в медицине, были прослежены известным ассириологом Р. Томпсоном в более чем 650 табличках. 1
 
 Р. Лабат сумел воссоздать из сорока канонических табличек единый компендиум для лечения болезней, состоящий из пяти «глав». В частности, одна из этих групп текстов посвящена женским и детским болезням. Упоминаются также болезни уха, глаз и желудка.2  Наиболее полный свод таких рецептов издан историком вавилонской медицины Ф. Кёхером. З
В медицинских текстах даются описания симптомов болезней и рецепты их лечения с указанием состава ингредиентов и способов приготовления лекарств.
Например, одна табличка 1 тыс. до н.э. делится на три столбца, содержащих более 150 рекомендаций. В первом из них перечисляются лечебные травы, во втором - болезни, а в третьем - названия лекарств и время их принятия. 4 Сохранилось также много своеобразных рецептов для профилактики болезней и
защиты от стихийных сил природы. 5
 
Искусство врачевания считалось даром богов, среди которых первенствующее место постепенно закрепилось за Гулой, чей культовый центр находился в городе Иссине (к юго-западу от Ниппура). Ей посвящены многочисленные гимны, восхваляющие ее как «великую целительницу» (аzugаllаtu). 6
Некоторые исследователи полагают, что репутация вавилонской медицины сильно пострадала от ее нелестной оценки Геродотом (Ⅰ. 197), который писал, что медицина эта представляла собой колдовство и знахарство и что в Месопотамии вообще не было врачей. 7  Такое утверждение, конечно, не соответствует действительности. О том, что в Месопотамии было много врачей, свидетельствует, в частности, приведенная выше в качестве эпиграфа к этой статье вавилонская поговорка. 8  Как известно, еще в ⅩⅤⅢ в. до н.э.  
 
Законы Хаммурапи устанавливали гонорары для врачей за разные услуги, а также предусматривали наказания за небрежность. В этих законах упоминаются, в частности, сращивание сломанных костей, лечение зубов и какие-то хирургические операции. Можно также вспомнить рассказ Ксенофонта о том, что, когда греческие наемники, служившие у персидского царевича Кира Младшего, проходили по территории Вавилонии, для лечения раненых воинов они находили достаточное количество врачей даже в деревнях (Anab. Ⅲ. 4. 30). Наконец, некоторые исследователи полагают, что знаменитый греческий врач Гиппократ воспринял многое из вавилонского искусства лечения. 9  
 
Однако после Ⅱ тыс. вавилонская медицина сделала мало успехов из-за своей большой зависимости от магии и слабого знакомства с анатомией и физиологией человеческого тела. Как отмечает Оппенхейм, месопотамская медицина была типичной народной медициной и все время оставалась на низкой ступени развития. 10  
В Месопотамии больные могли пользоваться услугами двух видов целителей, а именно заклинателей (ašīpu) и лекарей-практиков (asū); соответственно эти два направления медицины можно обозначить как магическое (ašīputu) и практическое (asūtu).  
Обе этигруппы целителей засвидетельствованы в текстах начиная еще с середины Ⅲ тысячелетия. Однако линия раздела между ними не была очень четкой. Хотя заклинатели выполняли в основном магические действия и разные ритуалы, они также вели тщательные наблюдения за телом больного, ставили диагноз и предсказывали исход болезни. Подобным же образом лекари, которые определяли заболевания по их симптомам и лечили их, применяя соответствующие снадобья, время от времени могли пользоваться магическими приемами. 11
 
Многие заклинатели входили в состав храмового и дворцового персонала (особенно много их было при дворе
новоассирийских царей). 12  В храмах нововавилонского времени (ⅤⅡ-ⅤⅠ вв.) многие заклинатели владели пребендами и выполняли, очевидно, культовые обязанности. 13  Другая часть их занималась частной практикой.  
Из текстов медицинского содержания видно, что среди заклинателей были как авторы, так и владельцы этих текстов, а иногда одни и те же лица были одновременно их авторами и владельцами, что свидетельствует о том, что это были грамотные профессионалы. 14
 
Перейдем к рассмотрению деятельности лекарей-практиков.  
Слово «asū», которое впервые встречается около 2500 г. до нашей эры, является аккадским заимствованием
шумерского azu. Оно пишется слоговым образом или логограммой A.ZU 15
Обычно это слово переводят как «тот, кто знает воду» 16, но Р. Биггс отмечает, что такая этимология является ложной. 17  Среди этих лекарей были и женщины.
 
Относительно того, какое образование получали«asū», среди исследователей возникли разногласия. Высказывалось предположение, что они были грамотны и получали свое образование в храме богини Гулы в Иссине. 18  Но Биггс полагает, что вряд ли лечение поломанных рук и ног и подобные операции могли упоминаться в медицинских сочинениях, которые обычно описывают симптомы болезней и содержат соответствующие рецепты. 19   Однако, по мнению Э. Рейнер, такие врачи не только имели в своем распоряжении терапевтические руководства о болезнях разных органов тела, но также могли разбираться в религиозных ритуалах. 20  
 
Недавно П. Геше опубликовала около 1750 ученических текстов из Британского музея. Основываясь на них, она предполагает, что в нововавилонское время медицинское образование (asūtu) в противоположность искусству заклинаний не составляло нормативной части школьной программы. 21  Тем временем появились два новых исследования, которые бросают свет на этот предмет.  
 
Первое из них - публикация И. Финкелем около семидесяти табличек (не считая мелких фрагментов) по терапевтике и фармакологии, которые были ученическими упражнениями и, таким образом, являлись продуктами писцового обучения. 22  Часть их была написана под диктовку, и поэтому тексты представлены во многих дубликатах (например, один текст сохранился в восемнадцати экземплярах).  
 
Эти ученические упражнения происходят из школы в Сиппаре, которая принадлежала некоему Бел-реманни, сыну Мушебши-Мардука, потомка Шангу-Шамаша. Он работал писцом, составляя документы как для частных лиц, так и для храма Эбаббарра в Сиппаре в 534-487 гг. до н.э.  
Теперь становится очевидным, что его занятия охватывали также медицину.
 
Таким образом, указанные медицинские упражнения представляли собой часть более широкого архива. Многие хозяйственные, деловые и правовые документы этого архива известны уже в течение ста лет, а недавно опубликовано еще более 150 аналогичных табличек из Британского музея. 23
 
Однако пока остается неизвестным, было ли преподавание медицины нормативной частью школьной программы или в данном случае речь идет об исключении.
 
К сожалению, у нас слишком мало информации о лекарях на протяжении всей древней истории Месопотамии. Биггс, который рассмотрел их положение для Ⅱ тыс. до н.э., привел несколько примеров из их жизни, включая отправку искусных врачей от одного правителя к другому. 24
По мнению Оппенхейма, профессия лекаря не была прибыльной, и он вовсе не занимал привилегированного
положения в обществе 25 .  
Тот же автор отмечает, что в социальном отношении лекари находились в одном ряду с предсказателями, а также с хлебопеками и хозяевами гостиниц. Это означает, что в тех случаях, когда лекарь не был прикреплен ко двору, он жил на плату, которую получал с больных за свои услуги.  
Как видно из вавилонской «Сказки о ниппурском бедняке», лекарь носил особую прическу и ходил с сумкой, в которой, вероятно, были лечебные травы и какие-то инструменты, а также имел при себе кувшин для возлияний и курильницу 26 .
 
Рассмотрим теперь свидетельства нововавилонских документов о лекарях, которые назывались«asū». Прежде всего нередко упоминаемые в документах контрагенты, писцы и свидетели носили это профессиональное название как родовое имя (например, «Лабаши, сын Набу-аххе-иддина, потомка Лекаря»)27.  
Определенный интерес представляет также собственное имя «Беласуа» 28, которое переводится «(бог) Бел является моим лекарем».
В одном документе из храма Эбаббарры в Сиппаре отмечается выдача трех сиклей серебра лекарю по имени Ширикту 29. В этом же тексте говорится о выдаче серебра еще двум лицам, одно из которых носило титул «садовод».
Документ не содержит даты, но его можно уверенно отнести к ⅤⅠ в. до н.э. Упомянутый здесь Ширикту, очевидно, принадлежал к персоналу храма Эбабарра, однако его трудно отождествить с другими носителями этого имени, так как здесь, в отличие от большинства случаев, нет ни отчества, ни родового имени. По всей вероятности, он является тем же самым лицом, которому на 12-м году царствования Набонида (544 г. до н.э.) со склада того же храма было выдано определенное количество фиников. 30
 
Следующий документ также происходит из того же архива и отмечает доставку арендной платы финиками в Эбаббарру в 530 г. до н.э. В нем, в частности, говорится о выдаче пяти курру (900 литров) фиников «лекарю, ученому (ummanu) и строителю» (arad ekalli)31.  Однако имена их не приводятся. Еще в одном тексте из Эбаббарры зафиксирована выдача продовольствия финиками разным лицам за два месяца. Среди них упомянут и некий Бакуа «из дома лекаря»32. Текст не датирован, но определенно относится к нововавилонскому времени ЗЗ.
 
Из специалистов по различным болезням упоминается только глазной врач 34 . В тексте речь идет о выдаче (денег?) ему наряду с разными другими лицами. Среди них упоминаются еще два человека, которые также названы лекарями (сткк. 34 и 38).  
Вероятно, документ этот происходит из государственного архива. В другом фрагментированном тексте поздневавилонского времени содержится перечень чиновников, среди которых названы «оруженосец царя, торговый агент (тамкару) областеначальника и торговый агент царя», а также лекарь по имени Арад-Нергал. Документ, по-видимому, относится к ахеменидскому времени, если судить по упоминанию в нем какого-то мидийца 35 .  
Наконец, в одном тексте, составленном в 604 г., упоминается «главный лекарь» (rab asî) по имени Табнеа, сын Шум-укина 36 . По мнению Бонгенаара, этот титул, вероятно, носил государственный чиновник («а state Official») 37 .
 
Как видно из рассмотренных выше данных, информация наших источников о вавилонских лекарях крайне ограничена. Мы почти ничего не знаем об их личной жизни. По-видимому, все они принадлежали к сословию свободных.
Как мы можем предполагать, часть лекарей служила в храмах. За свою работу они получали, помимо продовольствия, деньги. Нет сомнения также в том, что лекари служили и при царском дворе. Они упоминаются вместе с царскими торговыми агентами, оруженосцами и другими придворными.  
 
Скудость упоминаний лекарей, служивших царю, легко объяснить тем фактом, что в Ⅰ тыс. до н.э. документы государственного архива в большинстве случаев составлялись на таких легко разрушающихся материалах, как кожа и папирус, и поэтому до нас сохранились лишь случайные тексты из таких архивов.
 
Основная часть лекарей, очевидно, занималась частной практикой. На первый взгляд может показаться странным, что сотни тысяч клинописных текстов дают столь мизерную информацию о лекарях, в то время как о других профессиональных группах древней Месопотамии нам известно несравненно больше.  
 
Но это легко объясняется тем, что услуги, которые лекари оказывали другим людям, не фиксировались письменно в отличие от таких актов, как, например, аренда и продажа имущества, наем работников и т.д.
 
В сельской местности, например в Дагестане, в совсем недавние времена все еще сохранялись определенные пережитки образа жизни, свойственного так называемым традиционным обществам.  
Это, в частности, касалось и народной медицины, представителями которой были муллы, повивальные бабки и лекари (работники современной медицинской службы только начинали появляться в 50-х годах двадцатого века).  
 
Из них лишь муллы, услуги которых в основном носили магический характер (для предполагаемого лечения они писали на клочках бумаги различные заклинания с именами ангелов и цитатами из Корана), были в различной степени грамотны. А что касается неграмотных повивальных бабок и традиционных лекарей, они прекрасно справлялись со своими обязанностями. При лечении сломанных рук и ног лекари с их практическим опытом и профессиональным чутьем почти не уступали современным хирургам, вооруженным рентгеновской аппаратурой.  
 
Из всех этих групп медицинского сообщества лишь представители современной медицины могут оставить документацию о своей повседневной работе. Услуги остальных «медиков» всегда носили характер устной договоренности о лечении за определенную плату, чаще всего за отменный (по местным представлениям) обед или какой-либо подарок по решению самого больного. Поэтому деятельность этих исцелителей не могла найти никакого отражения в документах повседневной жизни.
Можно полагать, что более или менее сходным было положение и в более ранних традиционных обществах.
 
 
BABYLONIAN PHYSICIANS IN THE 1st MILLENIUM BC
 
This paper considers the evidence of Neo-Babylonian documents on physicians (asû).
Some of them served in temples and were given mоnеу and food for their work. Other physicians are referred to together with royal merchants and other state officials. Such physicians apparently were in royal service. But in the majority of cases the physicians were independent specialists who treated other people for their diseases for payment, but such services were rendered without making апу written contracts. Therefore their routine activities were not mentioned in anу texts. For this reason our information about them is very limited.

  Читать далее » | Комментарии?

21.5.18 01:48 | Зачатки искусства в Египте.Тинисское искусство.
Раздел: Культура, литература и эпос | Автор: admin | Рейтинг: 0.00 (0) Оценить | Хитов 80
ДРЕВНЕЙШЕЕ ЕГИПЕТСКОЕ ИСКУССТВО ДО МЕНЕСА. По Гастону Масперо

Тинисское искусство и его остатки: архитектура, крепости, храмы, могилы, — здесь уже налицо те принципы и формы, которые позднее, испытав многовековую  эволюцию, сообщат египетскому искусству его индивидуальный облик. Мемфисское искусство развивается в непосредственном соприкосновении с искусством тинисским.

Древнейшие могилы, относящиеся к доисторической эпохе, до сих пор не дали нам никаких доказательств того, что развитие художественного чувства у первых египтян шло необычным путем. Те вещи, которые появляются на свет из этих могил, свидетельствуют о любви к украшениям, к оружию, к декорирующим предметам обихода; все это стоит на равной высоте с тем, что замечается у других наполовину цивилизованных народов, но отнюдь не превосходит его. Мы видим цветную посуду - глазурованную или матовую, гладкую или испещренную вырезанными или нарисованными узорами, домашнюю утварь из камня или дерева, различные украшения из пестрых камней, из обрезанных или нетронутых раковин, из простой или слоновой кости, из стекла, из драгоценных металлов, и наконец, фигуры людей и животных.

Одни из этих предметов предназначены для домашнего обихода "загробной жизни" покойников - таковыми, например, являются дощечки для румян.  Другие из них имеют целью обслуживать обряды, связанные с культом мертвых. Фигуры и вещи, изображенные на сосудах, расположены не методически ряд над рядом, но хаотически разбросаны по поверхности, подчиняясь лишь капризу художника - здесь изображен дом, там какое-нибудь животное, пальма, корабль, рыбы.

В этих изображениях обращает на себя внимание легкость, с которой схвачены здесь живые формы, и прирожденное умение выразить их позы и движения пластически и графически. Но все же ни одно из них не может выдержать сравнения с той скульптурой или живописью, которую создали люди эпохи северного оленя в пещерах нынешней Франции или Испании.

Однако, когда от этих, лишенных точной даты произведений, мы переходим к созданиям исторических династий,— мы встречаем тысячи предметов и памятников, чье художественное исполнение отводит египтянам, в кругу прочих народов Востока, исключительное место в искусстве. Там, где были лишь опыты трудолюбивых учеников, первые проявления неуверенного еще в себе мастерства - внезапно появляются, почти без какой бы то ни было ясной переходной стадии произведения художественно-совершенные, равно как и проработанная во всех деталях техника. Возникает вопрос, не следует ли отсюда заключить, что в промежутке между обоими этими искусствами какая-то пришедшая извне раса покорила Египет, и принесла ему такое понимание прекрасного, и такое умение реализовать его, какого у Египта до той поры не было.

В действительности, однако, маловероятно, чтобы внезапный расцвет искусства был последствием иноземного нашествия. Но, если у нас и не хватает памятников, чтобы поставить отдельную веху на пути естественного развития египетского художественного гения, то мы все же должны признать у художников тинисской эпохи те же художественные замыслы и то же направление творчества, какие обнаруживают предшествовавшие им поколения. Их украшения сохранили старые традиции и извлекли из них наилучшие возможности. Доказательством этому могут служить четыре, открытых Петри в абидосском некрополе, браслета на запястья с чередующимися пластинками из шероховатого золота, бирюзы и светло-голубого стекла, с жемчугами и подвесками из разрезанных аметистов и чеканным золотым цветком, чьему изяществу могут позавидовать и наши ювелиры.

То же самое можно сказать относительно домашней мебели и утвари: о ножках кроватей, о табуретах из слоновой кости или дерева, о фигурах львов, обезьян, собак, рыб из камня и цветного стекла, о статуэтках пленников или рабов, о костяных пластинках, на которых вырезаны главные эпизоды царских похорон, о цилиндрах с иероглифическими сказаниями или с божественными эмблемами, о набалдашниках кроватей.

Во всем этом замечаются те же идеи и приемы, которые были раньше, с той только разницей, что то, что прежде создавалось чисто инстинктивно, теперь является результатом сознательно направленной воли. Опыт бесчисленного ряда поколений мало-помалу научил ремесленников и художников извлекать из изображаемых предметов их основные линии, закреплять их контуры, упрощать рельефы и координировать их движения и положения.

Они питали склонность к медленным и спокойным движениям. Если сущность трактуемых сюжетов: религиозный бег, охоты, битвы, осады городов, преследование врагов ,— требовала от них изображения порывистых или быстрых движений, они изыскивали способы смягчить угловатости и резкости. Само собой понятно, что так хорошо упорядоченное искусство предполагает существование эпохи исканий и предварительных опытов. Элементы этого искусства, несмотря на кое-какие внешние различия, остались те же, которые с самого начала были выбраны и употреблялись предшествующими поколениями; но ремесленник применял их так часто и в течение такого длинного промежутка времени, что уже в силу одной практики он свел их в систему и заменил непосредственное наблюдение природы употреблением неподвижных декоративных схем, равно как и формул, слагавшихся в мастерской художника.

Быть может, успехи дальнейших раскопок побудят учёных когда-нибудь заняться исследованием тех влияний, под которыми выросло египетское искусство и тех перемен, которые оно испытало в дни своего детства и юности. Незначительное число памятников, которыми мы располагаем, не позволяет нам в настоящее время предпринимать что-либо в этом направлении.

Изучение позднейших эпох дает нам право все же предполагать, что с самого начала искусство не было однообразным на всей территории Египта. В каждом из автономных городов существовали свои школы, в которых архитектура, скульптура и живопись развивались с силой пропорциональной интенсивности политической и религиозной жизни. И которые сохранили свои однажды установленные особенности почти неизменными до последних годов египетской цивилизации.

История этих школ едва лишь намечается и число их неизвестно; следы их встречаются в Мемфисе, Абидосе, в Фивах, в Гермополисе, Тинисе, Саисе и во многих небольших городах Саида и Дельты Нила, в Нубии и Эфиопии; возможно, что раскопки откроют нам еще другие школы.

Когда Мемфис и Фивы, сделавшись столицами, получили окончательно преобладание, то их школы достигли такого влияния, которого никогда не достигала никакая другая школа. Памятники, вышедшие из их мастерских, составляют больше, чем три четверти того, что было спасено из художественного наследия Египта, и в настоящее время история египетского искусства является, главным образом, историей искусства этих школ.


  Читать далее » | Комментарии?

3.2.18 21:34 | Саркофаги ⅩⅤⅠⅠ - ⅩⅩⅡ династий.
Раздел: Смерть и похороны | Автор: admin | Рейтинг: 0.00 (0) Оценить | Хитов 140
Во Втором Переходном периоде при ⅩⅤⅠⅠ династии (1645 по 1550 годы до нашей эры) получает развитие новый тип антропоидного саркофага: так называемые гробы «риши» от арабского слова «риша», что в переводе означает «перо». Отличительной особенностью оформления таких гробов, характерных преимущественно для Фиванского Некрополя и изготавливаливавшихся из цельного ствола дерева путём выдалбливания в нём углубления, является покрытие почти всей наружной поверхности детальным изображением оперённых крыльев. В начале Нового царства (1550 - 1070 годы до нашей эры) в Фивах использовались как классические прямоугольные, так и антропоидные гробы «риши».

Ко времени правления Тутмоса Ⅲ (с 1470 по 1425 годы до нашей эры) формы гробов частных лиц претерпела существенные изменения. Как прямоугольные ящики, так и «риши» выходят из употребления, и на смену приходит антропоидные мумиобразные гробы, изготавливающиеся из отдельных досок. Их внешняя поверхность была разделена пересекающимися под прямым углом вертикальными и горизонтальными надписями, образующими между собой большие пустые секции. Характерные черты таких саркофагов – это парик и ожерелье с растительным орнаментом, под которым первоначально находилось изображение коршуницы, а затем богини Нут в виде сидящей женщины с раскрытыми руками-крыльями. Пустые секции со временем стали заполняться фигурами божеств. Боковые части саркофага были оформлены заупокойными сценами, сценами принесения жертв или фигурами сыновей Хора, Анубиса и Тота, Исида и Нефтида изображались в ногах или в головах оплакивающими покойного и защищающими его распростертыми крыльями. Несколько видоизменилась цветовая гамма оформления: при первых тутмосидах в оформлении преобладают полихромные изображение на белом фоне, а позднее используется черный фон с надписями и  изображениями, выполненными золотом или желтой краской. В начале ⅩⅤⅠⅠ династии на некоторых царских саркофагах появляются скрещенные на груди руки, держащие амулеты и царские регалии. В середине той же династии, скрещенные на груди руки с амулетами «джед» и «тит» переходят и на частные гробы. За исключением нескольких саркофагов царей и ближайших родственников изображений и текстов на внутренних поверхностях саркофагов ни у кого из усопших нет.

В короткую, но очень своеобразную амарнскую эпоху с саркофагов исчезают традиционные по содержанию тексты и изображения богов. Их место занимают сцены поклонения и приношение жертв покойному и как живому человеку, и как умершему, представленному в виде мумии. Сразу после завершения амарнского времени на саркофаги возвращается большинство старых элементов, но есть и нововведения. Так при Рамзесе Втором (время его правления от 1279 по 1213 годы до нашей эры) полностью выходят из употребления гробы с чёрным фоном, а надписи и изображения выполняются разноцветными красками на жёлтом фоне. Кроме того, стандартным элементом становятся руки, сложенные на груди. В типичных погребениях состоятельных людей используются два антропоидных гроба, а маски начинает заменять мумийная доска, клавшаяся непосредственно на запелёнутое тело. Хотя наиболее распространенным в эту эпоху являются деревянные гробы, нередкими уже становятся и случаи изготовления каменных саркофагов для знатных заказчиков.

На протяжении ⅩⅩⅠ династии (с 1070 по 946 годы до нашей эры) основные изменения касаются оформления внешних поверхностей - на них не остается пустого места. Они становятся полностью покрыты изображениями богов, магическими символами и орнаментами. В цветовой гамме преобладают красный, зелёный и синий цвета на желтом фоне. Сцены на крышках, в основном, представляют собой символы  воскрешения, такие как скарабей, крылатый Солнечный диск, фигура богини Нут, изображение самого покойного, приносящего жертвы разным божествам. По бокам гроба помещались сцены из «Книги мертвых», встречающиеся также на папирусах и в настенных росписях гробницы - это взвешивание сердца на весах, богиня Хатхор в виде коровы, выходящая из западныхгор Фиванского Некрополя, покойный, получающий еду от богини Нут, представленной в виде дерева.Внутренние поверхности часто заполнены рядами различных божеств. Некоторые из них представляют собой различные ипостаси Солнечного бога во время его дневного и ночного путешествий

Большинство нововведений, по-видимому, появились в Фивах, которые при ⅩⅩⅠ династии были фактически независимы от царей, сидевших на севере в Дельте Нила. А управлялись Фивы верховными жрецами храма Амона. Одним из главных объяснений высокой степени концентрации религиозных и заупокойных мотивов на саркофагах этого времени, следует считать резкое сокращение хорошо оформленных гробниц, на стенках которых подобные сюжеты присутствовали раньше.

При ⅩⅩⅡ династии (с 946 по 730 годы до нашей эры) бытовавшие до этого гробы быстро вытесняются радикально упрощёнными типами, по-видимому, северного происхождения. В некоторых случаях на внешних гробах всё убранство сводилось к лицу, парику, ожерелью, одному столбцу надписи и фигуре богини Нут. Одним из самых значительных новшеств является появление картонажа, выполненного из проклеенной и покрытой левкасом ткани раскрашенного чехла, внутри которого теперь помещалась тело умершего человека. Такие, охватывавшие тело и зашнуровывающиеся вдоль спины картонажи пришли на смену бытовавшим ранее мумийным доскам. Деревянные внутренние саркофаги полностью не исчезли, но их использование становится крайне редким. И картонажи, и деревянные внутренние гробы, помещались в один или два внешних антропоидных гроба. Практически все поверхности картонажей, в отличие от средних и внешних гробов, была раскрашена - на белом, жёлтом или синем фоне размещались солнечные или осирические символы. Причём ключевыми среди них становятся изображение самого Осириса, столб-Джед (чаще всего на спине), фетиш Абидоса, бык Осирис-Апис, фигуры сыновей Хора, богиня Исида и Нефтида, Солнечный диск на голове и/или груди. Хепри, бараноголовое солнечное крылатое божество, Солнечная барка Ра, крылатая богиня Нут с солнцем на голове. Благодаря таким изображениям удавалось достичь особого акцента на отождествление погребенного с Осирисом и его омоложении, вместе с богом Ра во время ночного путешествия последнего по загробному миру.


  Читать далее » | Комментарии?

28.1.18 17:24 | Металлургия в Древнем Египте. Часть 2
Раздел: Техника, технологии и изобретения | Автор: admin | Рейтинг: 0.00 (0) Оценить | Хитов 136
Плавка, литьё и производство заготовок различного сортамента из металла.

После того, как произведённый сырой металл доставлялся к кладовым храмов или дворцов, его взвешивали и тщательно регистрировали храмовые служители или специальные учётчики в администрации дворца.
И так же перед тем, как отправить металл из кладовой для обработки мастерами, его взвешивали и учитывали, но уже другие люди. Это всё делалось для того, чтобы предотвратить хищения или растрату такого дорогого материала, как металл.

В египетских гробницах очень много настенных росписей со сценами, в которых чиновник склада взвешивает металл на весах, в то время как писцы делают отметки о результатах взвешивания.
Навершие весов в таких сценах всегда увенчаны изображением головы богини Маат, а у чиновника в руках обязательно присутствует страусиное перо, как знак власти учётчика остатков.
Маат дочь бога солнца Ра, была символом истины и справедливости. Она обеспечивала правильный и точный результат взвешивания.

Фрески, рельефные или иероглифические надписи частных гробниц не всегда указывали вид металла, с которым работают изображённые кузнецы или металлисты. Тем не менее, по виду или форме изображённых заготовок, специалисты уже могут определить, с каким видом металла работают изображённые мастера.
Так как методы плавки, литья и производства заготовок, которые являются важными основными требованиями для дальнейшей точной обработки, отличаются и сравнимы для различных металлов.

Плавка металла.

Первая операция, которую должен был сделать храмовый или дворцовый мастер металлообработки, заключалась в том, чтобы расплавить неочищенный металл. Египетские источники иллюстрируют нам как плавили медь, золото, серебро, олову или бронзу. Во время Древнего и Среднего царства в основном плавили медь для изготовления сосудов и инструментов ежедневного использования. С середины Среднего царства и более поздних периодов для изготовления изделий повседневного использования уже выплавляли так же олово, свинцовые и оловянистые бронзы. Серебро и золото на протяжении всей истории Древнего Египта всегда служило для изготовления предметов храмовых культов, погребальных ритуалов, а так же для изготовления повседневных вещей в царских дворцах.

Металл приходилось расплавлять, легировать или делать сплавы, так как большие слитки чистого металла, которые практиковались при торговле, должны были быть утончены, легированы или уменьшены для обработки в дальнейшем кузнецами или металлистами. Изображения такой плавки имеются в больших количествах почти в каждой настенной живописи гробниц всех периодов Древнего Египта, поэтому различия металлообработки и развитие отрасли легко отследить, изучая сцены и надписи, от периода Древнего царства и до эпохи правления династии Птолемеев.


Металл выплавляли в одном или нескольких тиглях, в зависимости от требуемого количества.
В гробнице номарха (канцлера, визиря) Mereruka шестой династии, найдено изображение, на котором показано, как плавят металл шесть металлургов, сидящие у плавильной печи с двумя рядами тиглей, которые поставлены вплотную боками друг к другу.А в гробнице номарха Pepiankh (Ⅵ династии) в местечке Мейр найдено изображение тоже нескольких металлургов, но вокруг одного тигля, который прислонён к невысокой стенке из сырцового кирпича.



В плавильных печах и очагах использовали древесный уголь, который широко добывали в восточной пустыне и на Синае. Температуры около 1000 градусов по шкале Цельсия и даже немного большей можно было достичь, если угли продувались необходимыми для этого инструментами. В прежние времена для этого использовали своеобразные опахала из больших листьев, благодаря которым создавалась определённая тяга в печах. Но уже в Древнем и Среднем царствах, металлурги использовали специальные трубки для нагнетания воздуха непосредственно к самим раскалённым углям. Эти трубки были изготовлены из тростника, обмазанного со всех сторон глиной и с глиняным обожжённым ранее наконечником. Наконечник подводили прямо под угли и раздували их, нагнетая высокую температуру.



Существуют свидетельства того, что металлурги Древнего Египта использовали и меха для нагнетания воздуха к плавильным печам. Это упоминается в текстах настенных росписей гробниц. Там сказано, что меха делали из кожи коз или газелей, но ни на одном из найденных пока изображений Древнего царства не найдено изображений самих мехов или сильфонов от них.

В более поздних династиях встречаются изображения и плоских мехов и мехов с сильфонной гофрированной частью из мехов коз и даже цилиндрические механизмы подачи воздуха, которые по эффективности гораздо производительнее, чем плоские или сильфонные меха.

Самые ранние из дошедших до нас изображений плоских сильфонов в  сценах плавки найдены на рельефе внутри гробницы в Фивах священника Puyemre , который был вторым оракулом бога Амон Ра во времена Восемнадцатой Династии.



В этой сцене изображён металлург, с паяльной трубкой в правой руке, который контролирует процесс плавки и подготавливает расплавленный металл для литья в тигель, в то время, как его помощник осуществляет с помощью примитивных плоских мехов поддержание температуры. Позже стали делать уже более продвинутый вариант мехов, где верхняя и нижняя пластины мехов изготавливались из керамики, дерева или камня. А сильфон между ними делали из кожи. Тростниковый наконечник, обмазанный глиной, присоединяли к выходной части мехов, а глиняный наконечник в виде сужающегося сопла помещали непосредственно в огонь.



Принцип действия таких мехов был очень прост – когда верхнюю пластину поднимали  вверх за верёвку, то воздух заполнял пространство между верхней и нижней пластиной в сильфоне. Когда тяжёлую верхнюю пластину отпускали – воздух через тростниковую трубку из сильфона подавался к огню. Такие меха были необходимы для выплавки большого количества требуемого металла и для литья крупных металлических предметов. Такая древнеегипетская металлургическая мастерская присутствует в настенной росписи гробницы визиря (канцлера) Rekhmire в Фивах. Мы видим, что литейное производство состоит из горнов, к каждому из которых подведено по четверо мехов для расплавления большого количества металла ( по видимому бронзы) для отливок изделий отделки двери в Великий Храм Амона в Карнаке.



Несмотря на то, что в гробницах чиновников есть много изображений плавилен и участков металлообработки, до весны 1985 не было найдено остатков таких мастерских. И только весной 1985 профессором Райнером Штайдельманом  (Dr Rainer Stadelmann) из немецкого института археологии, на раскопках в Каире было обнаружено древнеегипетское литейное производство для погребального храма фараона Сети Ⅰ в Фиванском некрополе. Датировка этого литейного участка, судя по всему, относится ко времени строительства храма для этого египетского правителя. Но на месте раскопок  ещё были найдены более древние предметы из керамики эпохи Птолемеев, когда сам погребальный храм этого фараона уже давным-давно утратил свою функцию поддержания культа усопшего фараона. Из чего можно сделать косвенный вывод, что после нескольких веков эту литейную мастерскую перепрофилировали из металлургического производства в керамическую мастерскую.

Были найдены четыре глинобитные постройки, в каждой из которых были выложены кирпичные очаги для тиглей. Самый маленький очаг был 1,4 метра в длину, а самые большие 7 метров длины. Маленькие очаги предназначались для одного массивного тигля, а длинные очаги были приспособлены размещать до 5 тиглей размером поменьше.

Скорее всего, это была крупная мастерская, возможности которой по выпуску металла и отливаемых изделий были огромны по тем временам. Для процесса плавления в зазор между нижним параллельными кирпичными строениями был заполнен углем. Анализ кусочков древесного угля, найденных внутри очагов, выявил, что уголь изготавливали из пережженных стволов акации. В долине Нила, большие заросли леса из акации были общедоступны для вырубки на нужды производства судостроения и металлургии, строительного материала для домостроительства, изготовления внутренних гробов, колесниц и дверей.
Анализ показал, что на протяжении разного времени использовались три различных вида акации: Acacia nilotica (Нильская акация), Acacia raddiana и Acacia seyal.
Данная конструкция найденных длинных воздуховодов из кирпича, обеспечивала необходимую тягу для нагнетания температуры под тиглями. Так же на месте раскопок были найдены в большом количестве черепки от разбитых керамических тиглей и сопел, а так же пластины мехов из различных материалов.



  Читать далее » | Комментарии?



MenshovArticle 0.6.2 модуль создан по заказу сайта Арт Стекло

ПОИСК ПО САЙТУ

Вход на сайт
Ник

Пароль


Забыли пароль?

Нет учетной записи?
Зарегистрируйтесь!

Новые публикации
 · ВАВИЛОНСКИЕ ЛЕКАРИ 1 ТЫСЯЧЕЛЕТИЯ ДО н.э ( 24.5.18)
 · Зачатки искусства в Египте.Тинисское искусство. ( 21.5.18)
 · Саркофаги ⅩⅤⅠⅠ - ⅩⅩⅡ династий. ( 3.2.18)
 · Металлургия в Древнем Египте. Часть 2 ( 28.1.18)
 · ПОЛОЖЕНИЕ НЕЗАМУЖНЕЙ ЖЕНЩИНЫ В ДРЕВНЕМ ЕГИПТЕ ( 8.1.18)
 · Культ кошек в Древнем Египте ( 6.2.17)
 · Храмовое строительство в эпоху ранней Республики в Древнем Риме. ( 15.5.16)
 · Особенности медицины и стоматологии в Древнем Египте. ( 25.4.16)
 · КОРОНАЦИИ ХАТШЕПСУТ И ТУТМОСА ТРЕТЬЕГО. АНАЛИЗ ПОЛИТИЧЕСКОГО МИФА ( 4.10.15)
 · ГРЕЧЕСКИЙ КЕРАМИЧЕСКИЙ ИМПОРТ VI в. ДО н.э. В ГИЗЕ ( 29.8.15)
 · Металлургия в Древнем Египте. Часть 1 ( 21.8.15)
 · ТРАКТИРЫ (ТАВЕРНЫ) В ДРЕВНЕМ МИРЕ. Часть 2 ( 18.8.15)
 · СОБСТВЕННОСТЬ И ДОЛЖНОСТНОЕ ВЛАДЕНИЕ В ДРЕВНЕМ ЕГИПТЕ. Часть 2 ( 14.8.15)
 · ТРАКТИРЫ (ТАВЕРНЫ) В ДРЕВНЕМ МИРЕ. Часть 1 ( 13.8.15)
 · СОБСТВЕННОСТЬ И ДОЛЖНОСТНОЕ ВЛАДЕНИЕ В ДРЕВНЕМ ЕГИПТЕ. Часть 1 ( 10.8.15)